Когда будет балет и кто из артистов выступает – В Москве на исторической сцене Большого театра проходит финал Международного конкурса артистов балета

В Москве на исторической сцене Большого театра проходит финал Международного конкурса артистов балета

О важном событии в мире культуры: вот-вот станут известны имена лауреатов Международного конкурса артистов балета и хореографов. Это один из самых престижных смотров, который за годы существования зажег немало звезд, так что внимание к нему огромное. Объявление победителей проходит на сцене Большого театра.

Ни призы, ни места, ни соперники за секунды до выхода на сцену не имеют значения. Только танец! И на любые вопросы до выступления один ответ.

Москва в эти дни — центр притяжения молодых артистов балета и хореографов со всего мира. Международный конкурс на звание лучшего проходит раз в четыре года, как Олимпиада.

И подготовка соответствующая — тысячи повторов под чутким руководством педагога. И тут язык международного общения — русский.

«Чувствуется сразу, где есть «русский след», где учили русские, даже если это Бразилия, или Аргентина, или США. Я очень давно пошутил на эту тему. На пресс-конференции в США меня спросили, почему я считаю, что наш балет лучший. Просто я сказал: в России балет преподают дольше, чем США существует как государство. Я пошутил, но это правда», — рассказывает член жюри, народный артист России Николай Цискаридзе.

Новые имена открывает новая сцена Большого. Именно здесь все эти дни шли репетиции, занятия и этапы конкурса. Но каждый участник стремится на историческую сцену. Тут состоится финал балетного состязания. Чего стоят эти «выше, легче, точнее», видно за кулисами. Кто-то не стоит на ногах, а кто-то плачет после, казалось бы, идеального выступления.

«Я репетировала этот номер по 12 часов каждый день в течении шести месяцев, так готовилась к конкурсу. Танцевала с травмами. И не все получилось. Но то, что я все-таки выступаю сцене Большого, в финале, сбывшаяся мечта, к которой я шла через боль, и я счастлива независимо от результата», — призналась конкурсантка Ао Динфен из Китая.

Результат, помимо первых трех мест, Гран-при, почти священный Грааль конкурса — за полувековую историю его вручали всего четыре раза. А в этом году приз дает еще и беспрецедентную для балетного мира премию — 100 тысяч долларов лучшему хореографу и столько — артисту балета. Но это случится, лишь если жюри под предводительством руководителя смотра Юрия Григоровича проголосует единогласно.

«Здесь должно быть идеально все, начиная от пуантов до тесемок, до ленточки. Как она улыбается, то же самое с танцовщиками, как они держат себя на сцене. Да, падали, да, поскальзывались, да, что-то не доделывали, но когда на сцене артист — эти маленькие погрешности исчезают», — говорит член жюри, народная артистка России Светлана Захарова.

Позади три тура соревнований. Совсем скоро станут известны имена победителей. Впрочем, независимо от мнения судей, многие танцовщики признаются, что уже получили свою награду.

«Эти аплодисменты, которые тебя обнимают, это волшебно! Ради этого надо жить, ради этого надо танцевать, работать, плакать, грызть зубами бетон балета, чтобы только выйти и насладиться этими моментами неповторимыми», — сказала конкурсантка из Латвии Эвелина Годунова.

Артистка балета, которая ушла со сцены и стала фотографом, откровенно рассказала о работе в театре

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Изящные балерины, полет и грация, сверкающие костюмы и яркие декорации. Для любителей поход на балет — праздник и возможность прикоснуться к искусству. Для артистов балет — это одержимость, боль, многочасовые нагрузки. Дарьян Волкова танцевала до 25 лет, начав трехлетней девочкой, и не представляла своей жизни без любимого ремесла. Сейчас на сцену уже не выходит, но продолжает быть в теме. Она стала одним из самых известных в мире балетных фотографов: снимает прима-балерин и солистов ключевых театров.

Для читателей AdMe.ru Дарьян откровенно рассказала, как устроена жизнь балетного мира, о чем даже не догадывается рядовой зритель и почему своего ребенка она в балет бы не отдала.

О детстве в балете

  • Cтоять лицом к станку по 6 часов — это не самое легкое, что ты можешь делать, будучи ребенком. Тебе хочется играть, бегать, а нужно «точить» стопу, поэтому артисту балета в первую очередь нужен характер, любовь к балету и гиперактивность, которая была у меня.
  • На выпускные экзамены в училище приглашают художественных руководителей театров. Кого-то в течение года замечают, и им сразу предлагают контракт на выпуске. Если тебе не предложили контракт, нужно предложить себя самому. Много театров в России, Европе и Америке — можно попытаться. Еще вариант — поехать на гастроли, например, с труппой на полгода, заработать денег, набрать форму и потом попробовать показаться в театрах еще раз.
  • Нормальный человек такие нагрузки не сможет выдержать, а балетные выносят, потому что понимают, ради чего. Это большая команда, ты с детства к этому подготовлен. Как у лошадок есть шорки — ты зашорился и идешь, никуда не отвлекаясь, к цели.

О нагрузках и графике

  • Мы изображаем, что нам легко. И не дай бог вы услышите, что кто-то стукнул пуантом тяжело по сцене, — как так? Зрителю не интересны твои проблемы, ему все равно, что у тебя болит. Он заплатил деньги, он купил билет, для него это праздник. Все земное осталось в балетном классе и в репетиционном зале с гримеркой.
  • При фуэте (вращении на 360° на од­ной ноге, при котором танцовщица, сгибая и разгибая колено второй ноги, делает быстрое хлещущее движение — прим. AdMe.ru) работает вестибулярный аппарат. Ты ставишь себе точ

Интересные факты о балете, история развития, русский балет, факты из жизни артистов балета

Такой вид искусства как балет уже несколько столетий радует людей, и всё это время танец развивается и усложняется. Ценителям балета когда-то давно с появлением этого вида искусства иногда приходилось проделывать длинный путь, чтобы насладиться танцевальным представлением, но на сегодня, к счастью, всё упрощено. Балет может понравится не каждому, но это лишь дело вкуса.

Балет как искусство

  1. Узнавая о балете, стоит сказать, что это настоящий спорт. Обучение данному виду искусства продолжается 10 лет и минимум 20 часов в неделю. Помимо балета балеринами изучаются современный танец и актерское искусство.
  2. В собственной длительной эволюции балет всё больше приблизился к спорту, утратив по дороге драматургическую значимость ролей. Иногда балет даже опережает спорт по технике, но отстаёт по содержанию.
  3. В балете имеется 5 основных позиций ног и рук, в которых носки ног выворачиваются наружу. Такие позиции пришли к нам из фехтования. И это совсем не удивительно, потому что первые танцоры в балете – это именно мужчины- дворяне, а все они в то время обучались технике фехтования.
  4. Первую балерину женщину мир увидел лишь в 1681 году. В начале ХVIII века в балете балерин женского пола стало гораздо больше, нежели танцоров-мужчин.
  5. Ведущие солисты балета называются примой и премьером.

История балета

Впервые балет упоминался в XV веке. Сохранились сведения о том, что придворный учитель танцев Доменико да Пьяченца предлагал для очередного бала объединять несколько танцев. Это и помогло ему написать торжественный финал с окончательным названием «балет».

Сам же танцевальный жанр появился несколько позже в Италии. Точка отсчета балетного искусства — 1581 год. Именно в это время Бальтазарини в Париже поставил собственный спектакль на основании музыки и танца.

Термин «балет» возник в конце XVI века. Тогда он означал не спектакль, а только танцевальный эпизод, что передает определенное настроение. Подобные «балеты» состояли из мало связанных между собой «выходов» персонажей — чаще всего персонажей греческих мифов. После таких «выходов» был общий танец, который называли «большим балетом».

В XVII веке популярность приобрели и смешанные представления с названием «опера-балет».  При этом огромное значение в данных постановках отводилось именно музыке, а не танцам. Только за счет реформ балетмейстера из Франции Жан Жоржа Новера жанр приобрел классические очертания с настоящим «хореографическим языком».

При царствовании Людовика XIV спектакли придворного балета достигли особенного великолепия. Людовику самому нравилось принимать участие в балетах, и собственное известное всем прозвище «Король-Солнце» он получил после исполнения роли Солнца в «Балете ночи».

В 1661 году Людовику удалось создать Королевскую академию танца и музыки, куда входили 13 ведущих танцмейстеров. Их обязанностью было сохранить танцевальные традиции.

Вскоре после этого открылась Парижская опера, где балетмейстером назначили того же Бошана. Под его руководством сформировалась и балетная труппа. В первое время в ее составе были только мужчины. Женщины же на сцене Парижской оперы начали выступать только в 1681 году.

Зарождение балета

День зарождения балета во всем мире — 15 октября 1581 года. Именно в это время во Франции на суд публики собственное творение представлял балетмейстер из Италии Бальтазарини. Его балет назывался «Комедийный балет королевы» или «Цирцея», а продолжалось такое представление примерно 5 часов.

Первые французские балеты в собственной основе имели народные и придворные танцы с мелодиями. Совместно с музыкальным оформлением в спектакле присутствовали и разговорные, и драматические сценки.

Дальнейшее развитие балета

Дальнейшее развитие и расцвет балета пришлись на эпоху романтизма. Ещё в 30-х годах XVIII века французская балерина Камарго захотела укоротить юбку и полностью отказалась от каблуков, что дало ей возможность ввести в собственный танец заноски.

К концу XVIII века балетный костюм стал значительно более свободным и лёгким, что в немалой степени поспособствовало сильному скачку в развитии данного танца. Попытавшись сделать собственный танец более воздушным, исполнительницы стали вставать на кончики пальцев, что и привело к созданию пуант. Далее пальцевая технология женского танца начала бурно развиваться.

Первая женщина, которая применила танец на пуантах в форме выразительного средства — Мария Тальони. Драматизация балета при этом потребовала также развития балетной музыки. 

Русский балет

Первый русский балет — «Балет об Орфее и Евридике» был поставлен 8 февраля 1673 года при дворе царя Алексея Михайловича. Церемонные и медленные танцы тогда вмещали в себе смену изящных поз, ходов и поклонов, а также чередование речи и пения. Никакой существенной роли в развитии сценического танца это не сыграло. Это был только очередной царский «каприз», привлекавший внимание собственной необыкновенностью и новшеством.

Лишь спустя четверть столетия за счет реформ Петра I, танец и музыка стали частью быта у русского общества. В дворянские учебные заведения вводились обязательные занятия по танцам. При дворе выступали выписанные из-за границы оперные артисты, музыканты и балетные труппы. Об этом свидетельствуют исторические факты.

В 1738 году удалось открыть первую в России балетную школу, и спустя 3 года 12 мальчиков и 12 девочек из дворцовой челяди смогли стать первыми в России профессиональными танцовщиками. Вначале им приходилось выступать в балете иностранных мастеров в роли фигурантов, а позднее и в главных партиях. Прекрасный танцовщик тех времен Тимофей Бубликов блистал не только в Санкт-Петербурге, но и в Вене.

В начале XIX-ого века русский балет достиг собственной творческой зрелости. Российские танцовщицы того времени смогли привнести в танец одухотворенность и выразительность. Достаточно того, что А. С. Пушкин это прочувствовал, называя танец своей современницы Авдотьи Истоминой «душой исполненный полет».

Современный балет

Современный балет отказался от присутствия пуантов и пачек, что пришли на смену свободным, удлиненным одеяниям балерин, создававшим воздушный и утонченный образ. Множество танцоров начали выходить на сцену и совсем босиком.

Современный балет говорит «нет» классическим позициям ног и рук, а также сложному вывороту, что характерен для классического балета. Также в современности отказались от высоких прыжков и нарочитого удлинения рук и ног.

Развитие современного танцевального искусства стало для знаменитых балетмейстеров возможностью показать собственное мастерство, потому что балетные традиции, которые складывались годами, почти не пополняются новыми элементами и не берут в учет современные тенденции балетного танца.

Современный балетный танец за счет определенной свободы движения и танца, не стесненных множественными правилами, дает возможность заниматься балетом даже в зрелости. Это связано с тем, что такой танец в стиле модерн не потребует проработки техники, а главное в нем – естественная пластика тела, что позволяет выполнять сложные движения.

Интересные факты о балете

  • В среднем прима-балерине необходимо примерно 300 пар пуантов. Таким образом расход на них составляет более 1 пары в день, считая выходные дни. У обычной балерины за год может уйти примерно 100 пар.
  • В среднем танцор в балете за выступление поднимает партнёршу примерно 200 раз, а это около 10 тонн суммарного веса.
  • Множество танцоров в балетном искусстве являются суеверными личностями. Одно из распространённых суеверий — зайти в гримёрку лишь с левой ноги.
  • Самое популярное в мире балетное произведение — «Лебединое озеро».
  • Самым страшным оскорблением для балета является веник, который бросили на сцену вместо охапки с цветами.
  • С 2001 года балет в Туркменистане стал запрещенным искусством.
  • Балерины действительно должны быть очень худыми и стройными. Средний вес балерины не превышает 50 кг.
  • Для изготовления одной балетной пачки потребуется примерно 15 метров тюля, а на такую работу уйдет несколько дней.

Факты из жизни артистов балета

  • В XV веке, когда Екатерина Медичи — одна из самых первых покровительниц балетного танца, вышла замуж за короля Франции Генриха II, эта страна стала главной в развитии балета.
  • Говоря о балеринах, стоит отметить самый поразительный случай, произошедший с российской балериной Ольгой Лепешинской. Она прямо на сцене поломала себе ногу. При этом характерный хруст услышали все зрители. Артистка выполнила свой номер до конца, не прерывая его даже на минуту и получила в тот день тройной перелом ноги.
  • Учитель Людовика XIV — Пьер Бошан – известный хореограф, балетмейстер и композитор. Именно он смог кодифицировать 5 положений ног. Это единственные 5 позиций, когда удобнее всего двигаться в любом направлении. 
  • В 1831 году прима-балерина Мария Тальони сумела произвести фурор танцем на носочках в самодельных пуантах. Она снабдила собственные атласные тапочки кожаной подошвой, а также укрепила носки, создавая коробку возле основания пальцев. Еще она набила кончики данной коробки небольшой подушкой.
  • Анна Павлова считается одной из великих балерин всех времен. Она стала первой женщиной, которая когда-то совершила мировое турне со своей труппой, показав балет людям, которые даже никогда не слышали о нем. Всего одно ее выступление покорило мир.

Голосуй за пост!

Загрузка…

Тоже интересные факты

как сбегали из СССР артисты Большого

Рудольф Нуриев

Нуриев стал первым невозвращенцем. В июне 1961 года Кировский (ныне Мариинский) театр поехал на гастроли в Париж. Нуриев очень ждал этой поездки, он давно мечтал увидеть Европу и даже несколько раз подавал прошения о туристической визе, но каждый раз получал отказ.

После гастролей во Франции Нуриев должен был продолжить выступления в Англии, имя артиста уже было внесено в списки на поездку в Лондон, но властям ничего не стоило задержать Нуриева в последний момент и снять с гастролей, что, собственно, и случилось. 

Во Франции артист балета очень быстро сдружился с парижской богемой, что раздражало сотрудников КГБ, которые всегда следили за соотечественниками в зарубежных поездках. 3 июня в отчётах КГБ появилась такая запись: “Нуриев Рудольф Хаметович нарушает правила поведения советских граждан за границей, один уходит в город и возвращается в отель поздно ночью. Кроме того, он установил близкие отношения с французскими артистами, среди которых имелись гомосексуалисты”.

Только мне стоило высунуть нос из двери отеля, как тут же мелькала быстро исчезающая тень полицейского, которому было поручено не спускать с меня глаз. Однажды мой друг весь вечер прождал меня на нижнем этаже отеля, пока я тщетно пытался избавиться от наблюдения. Я понимал, что только и ждут, чтобы поймать меня на каком-нибудь ошибочном шаге, результатом которого была бы немедленная отправка домой

из автобиографии Рудольфа Нуриева

Балетовед Виолетта Майниеце подтверждает, что Нуриев жил так, как он хотел, и в Париже вёл себя так, как советским людям не разрешалось.

— Это и стало одной из причин его невозвращения. А вообще он был в восторге от датского премьера Эрика Бруно, которого увидел во время его гастролей в России. Оказавшись на Западе, он с ним познакомился, и между ними возникла долголетняя дружба и любовь, — говорит Майниеце. — Нуриев понимал, что если он ведёт себя не так, как положено советскому человеку, и возвращаться назад ему не следует.

16 июня, когда труппа театра должна была вылететь на дальнейшие гастроли в Лондон, КГБ задержал Нуриева в аэропорту Лё Бурже и хотел насильно отправить его в Советский Союз. По словам балетоведа Натальи Зозулиной, именно тогда артист принял решение не возвращаться.

— Он понял, что в СССР его ждут трудности: если он вернётся — ему грозит арест сроком до 7 лет. До гастролей Нуриев не думал об эмиграции. Есть несколько фактов, подтверждающих это: он собирался домой, мыслил о творчестве в труппе, покупал костюмы, — говорит Наталья. 

И Нуриев, без багажа и с 30 франками в кармане, совершил знаменитый «прыжок к свободе» из зоны контроля в аэропорту в руки парижской полиции и попросил политического убежища у французских властей. По словам Виолетты Майниеце, ситуация в Лё Бурже была несколько приукрашена журналистами:

— Никакого прыжка он не делал! И вообще, это была заранее оговорённая ситуация — что он должен отдаться в руки французских полицейских и попросить политического убежища.

Нуриев остался в Париже, но Парижская опера не пригласила его работать по той простой причине, что Франция не хотела осложнений с Советским Союзом. Не побоялась предоставить ему место в труппе «Ковент-Гардена» Англия, у которой были плохие отношения с Москвой. Там он стал главной звездой.

Наталья Макарова

Когда осенью 1970 года Макарова приехала на гастроли в Лондон с труппой Кировского театра, то у неё не было мыслей не возвращаться в Советский Союз. Балерина никогда не ругала свою страну и не выдвигала политических лозунгов. Для этого и не было причин — Макарова была ведущей балериной Мариинского театра. Лондонские гастроли прошли с успехом, имя Макаровой было первым в списке гастролёров. Она купила себе автомобиль, родным — подарки. Но когда приехала в аэропорт, чтобы лететь вместе с труппой обратно в Ленинград, неожиданно попросила у властей политического убежища.

Балетовед Виолетта Майниеце считает, что Макарова так поступила в силу того, что она импульсивный человек:

— Она решила внезапно, что останется там, и осталась. Посчитала, что на Западе жизнь будет лучше и интереснее. У неё там были знакомые, но уверенности, что сразу же ей предоставят работу, не было.

В труппе на следующий день, разумеется, поднялся переполох — начались пересуды, для всех известие о моём defection было как удар грома. Ещё бы, и я сама не ожидала такого оборота. Особенно, как мне рассказывали, убивалась моя костюмерша Валечка. Она напилась и рыдала, приговаривая: «Кто бы мог подумать, что Наташка, наша Наташка останется! Все думали — Барышников, Барышников

из автобиографии Натальи Макаровой

По мнению балетоведа Натальи Зозулиной, причина невозвращения Макаровой кроется в том, что в СССР у неё не было возможности себя раскрыть.

— Творческому человеку очень сложно жить, когда нет работы, нет нового, когда заставляют существовать без развития. И когда человек понимает, что есть возможность совершенно по-другому реализовать себя в творчестве, он принимает подобное решение, до этого не предполагая, что так сделает. А она и не могла предполагать, ей была неизвестна западная жизнь, — считает Зозулина.

Макарова хотела танцевать в лондонском «Ковент-Гардене», но артисты королевского театра заявили дирекции, что не выйдут с Макаровой на сцену. Наталья Зозулина считает, что труппа отказалась с ней работать, потому что Макарова была лучше, а они просто испугались конкуренции — никто не хотел такой соперницы.

Вскоре Макарова отправилась в США, откуда получила приглашение от Американского балетного театра. И там она смогла добиться мирового признания.

— В СССР все видели в ней потенциал, но не было хореографов, которые поставили бы балет, рассчитанный на её талант, — говорит Зозулина. — Когда с ней начали работать гениальные западные хореографы — Джордж Баланчин, Джером Роббинс, Энтони Тюдор, Серж Лифарь, Глен Тетли — тогда она раскрылась и стала мировой звездой. Но ей, как и другим невозвращенцам, удалось сделать карьеру на Западе, потому что она была прекрасно выучена у нас в стране.

Михаил Барышников

Летом 1974 года гастрольная группа из самых знаменитых артистов балета СССР отправилась в Канаду, от Кировского театра в ней участвовали только Ирина Колпакова и Михаил Барышников. Через несколько дней к Барышникову прилетел его бывший коллега Александр Минц, эмигрировавший в США двумя годами раннее. Минц хотел не просто повидать друга, но и передать, что Барышникова хотят принять в труппу Американского балетного театра, он не стал уговаривать артиста, а просто дал ему время подумать.

— Барышников всю жизнь мечтал быть американцем, — рассказывает Виолетта Майниеце. — Он знал, что он великолепный танцовщик, и хотел, чтобы его ценили не только в плане творческого успеха, но и материально. Миша говорил: «Я всё танцую-танцую, а еле-еле на какую-то машину заработал».

Окончательное решение не возвращаться в Советский Союз Барышников принял за два дня до завершения гастролей в Торонто. Артист сильно нервничал: на последних спектаклях во время поддержек у него даже дрожали руки.

Мне было ясно, что мне легче прыгнуть, как говорят в России, очертя голову с моста в воду сейчас, чем вернуться

Михаил Барышников

29 июня перед заключительным концертом Барышников встретился с адвокатом и подписал бумаги, где просил политического убежища. После спектакля его должны были встретить на машине друзья и отвезти в безопасное место. После выступления Барышников оставил в гримёрке записку для Колпаковой: «Прости и прощай. Не будь злой на меня», — а далее по плану труппы артист должен был ехать на банкет в сопровождении агентов КГБ.

Когда Барышников вышел из театра, его ожидала толпа зрителей. Он подписал несколько программок, а потом извинился и сказал, что ему нужно отойти на минутку, и пошёл вдоль улицы. Из машины, в которой его ждали агенты КГБ, закричали: «Ты куда?». И тогда Барышников побежал.

Артист так разнервничался, что пробежал мимо автомобиля, где его ждали друзья. Машина поехала за ним, и Барышников на ходу вскочил в неё. Преследователи их не догнали, и они благополучно доехали до фермы под Торонто. Как только были сделаны все необходимые документы, Барышников переехал в США.

Валерий Панов

Желание эмигрировать в Израиль у артиста балета Кировского театра Панова и его жены Галины Рогозиной появилось ещё в 1972 году. Они подали прошение на визу в Израиль, и их тут же сделали невыездными. Балетовед Наталья Зозулина считает, что нельзя точно сказать, думал ли Панов о последствиях или нет.

— Он просто хотел выехать. В то время было огромное количество людей еврейской национальности, которые хотели уехать из СССР, — Израиль их принимал. Это был единственный путь на Запад, — говорит Зозулина. — Панов мечтал о новых творческих возможностях. Поэтому и пошёл этим путём и получил по полной программе: увольнение с работы, угрозы, избиения, удержание выезда и неизвестность — с ним играли как кошка с мышкой. Всё для того, чтобы он испугался и забрал прошение на визу.

Карьера Панова и его жены оборвалась, они не могли устроиться на работу, перебивались случайными заработками. По словам Виолетты Майниеце, для артиста балета невозможность тренироваться и быть в форме подобна смерти.

— Теряется профессиональный фон, который очень тяжело вернуть назад, он занимался дома, но это не то, — рассказывает Майниеце. — Многие друзья и коллеги перестали с ним общаться, потому что боялись, что тень неугодного антисоветского человека ляжет и на них. Идеологические нормы в то время были очень чёткие.

Но Панов не отступал, как не отступала и советская власть: артист был арестован и провёл несколько месяцев в тюрьме. Но его ситуацию обсуждали в компаниях, слухи из которых дошли и до мировой общественности. Из разных балетных театров мира Панову стали поступать приглашения о работе. Но только после 24-дневной голодовки Панову и его жене разрешили уехать в Израиль, где он сразу же получил гражданство. В последующие годы он выступал с гастролями по всему миру.

Александр Годунов

Четыре года Годунов был невыездным, когда труппа уезжала на гастроли, он оставался в Москве. А всё потому, что всем было понятно: он тоже не вернётся, если выпустят. У него был материальный стимул: он считал, что будет жить на Западе лучше, чем в Советском Союзе.

— В Большой театр его взял Юрий Григорович, но артисты балета постарались, чтобы у них испортились отношения, а потом труппа и вовсе распалась на три группировки, где велись междоусобные бои, — рассказывает Майниеце. — Годунов начал выступать с Плисецкой, это был «контр» Григоровичу, и он уже не давал ему партии в своих спектаклях. Саша был доведён.

Перед гастролями Большого театра в Нью-Йорке в 1979 году Григоровича вызвали в КГБ, где спросили, может ли он гарантировать, что Годунов вернётся назад, на что он ответил: «Нет». Но эти гастроли были очень важными, без Годунова обойтись не могли. И ему разрешили выехать в США.

19 августа Годунов сыграл в спектакле «Ромео и Джульетта» в Нью-Йорке, после чего у него было три дня выходных, поэтому его исчезновение никому не бросилось в глаза. Даже его жена Людмила Власова не была в курсе, она думала, что он заночевал у друзей. Но когда на следующее утро Годунов не вернулся домой, стало понятно, что он договаривается о предоставлении политического убежища. Руководители делегации спросили Власову, что намерена делать она, и балерина попросила отправить её домой, к матери.

Ещё до известия в американской прессе о том, что советский артист балета Годунов попросил политического убежища, у отеля, где жила Власова, появились агенты ФБР. Но 23 августа, когда Годунов попросил предоставить политическое убежище, КГБ вывез артистку из отеля незаметно для американских спецслужб и доставил её на борт самолёта, вылетавшего в Москву. Когда про это узнали американские власти, они заблокировали полосу для вылета советского авиалайнера. Американцы были уверены, что Власову вывозят насильно, но она утверждала обратное. Наталья Зозулина считает, что жена Годунова вернулась в Россию, только потому что её не выпустили из самолёта:

— Рядом с ней стояли наши доблестные органы, что она ещё могла сказать, как не то, что хочет вернуться в Советский Союз. Власти США не давали самолёту вылететь, правильно понимая, что её задерживают насильно.

Виолетта Майниеце, хорошо знакомая с супругами, подтверждает, что изначально, они вместе должны были остаться в Америке.

Три дня советскому самолёту с 112 пассажирами на борту не разрешали вылететь. Всё это время Годунов вместе со своим другом Иосифом Бродским сидел в аэропорту и умолял жену через американские власти вернуться. Но противостояние закончилось и самолёт всё-таки вылетел в Москву. Годунова и Власову назвали «Ромео и Джульетта» холодной войны. Артист пытался добиться возвращения жены, но безуспешно. Через год был оформлен их развод. Власова продолжила танцевать в Большом театре, а Годунов устроился в труппу Американского балетного театра, где выступал как ведущий танцор.

Артисты Театра оперы и балета имени Кирова выступали в блокадном Ленинграде наперекор голоду и врагу

В ПАПКЕ «ДЛЯ БУМАГ»

В блокадное время, когда многие ленинградцы не могли даже подняться от слабости, они – артисты Театра оперы и балета имени Кирова (ныне Мариинский. – Прим. ред.) – умудрялись петь и танцевать. Откуда они брали силы, чтобы не только выжить, но и вдохновить других на противостояние врагу? Ответить на вопрос призван сборник «Танцуя под обстрелами», который совместно выпустили Музей обороны и блокады Ленинграда, Военный музей Карельского перешейка и творческое объединение «Ленинградская сюита».

В книгу включили дневники балерин Ольги Иордан и Наталии Сахновской, а также воспоминания оперного певца Ивана Нечаева. Без купюр дневники опубликованы впервые.

– Изначально выпускать книгу мы не планировали, – рассказывает директор Военного музея Карельского перешейка Баир Иринчеев. – Мы задались целью снять фильм о работе артистов балета в блокадном Ленинграде и обнаружили эти дневники. Они, как выяснилось, издавались только отрывками, мизерным тиражом и очень давно.

Первым исследовали дневник Ольги Иордан.

– Мы нашли ее внучатую племянницу, у которой сохранилась машинописная рукопись дневника Ольги Генриховны, – рассказывает составитель сборника Георгий Шилов. – Эту рукопись на машинке после войны набрала сама Иордан. Пожелтевшие от времени листы племянница балерины передала нам в большой папке с надписью: «Для бумаг».

Как выяснилось, дневник балерины, которая возглавила «блокадную труппу», полностью не публиковали никогда. Георгий переснял всю рукопись (чтобы лишний раз не тревожить бесценные листы) и занялся расшифровкой.

ПАДАЛИ В ОБМОРОК ПРЯМО НА СЦЕНЕ

Вскоре в библиотеках и архивах обнаружили еще один балетный дневник. Его вела Наталия Сахновская. Его тиражом пятьдесят экземпляров после смерти, двадцать лет назад, опубликовал муж Сахновской, артист балета Роберт Гербек. Дневник также решили включить в сборник. Дополнили книгу воспоминания певца Кировского театра, спутника Ольги Иордан Ивана Нечаева.

– К сожалению, обе супружеские пары остались бездетными: время, когда обычно заводят детей, выпало на блокаду, – поясняет Иринчеев, – поэтому, кроме внучатой племянницы, потомков и родственников у них не осталось. Но в Музее блокады Ленинграда сохранились некоторых фотографии артистов.

Работа кипела с апреля по август. Отсканировать дневники и переправить текст в компьютер автоматически не удалось, потому каждую блокадную строчку пришлось набирать вручную.

– До этого я читал блокадные дневники инженеров, рабочих. Их авторы были сосредоточены на подсчете калорий, они подробно описывали, как выживают, – рассказывает Иринчеев. – В этих дневниках отчаяние, конечно, тоже есть, но артисты воспринимали все иначе, как творческие люди. Весной 1942 года Иордан и Сахновская начинают танцевать, будучи в дистрофическом состоянии. Роберт Гербек незадолго до этого вообще лежал в больнице при смерти. Даже в таком физическом состоянии они могли исполнять – не всегда до конца, иногда, падая в обморок за кулисами или прямо на сцене, – сложнейшие балетные партии.

«ТЕПЕРЬ ТЫ ПРИСЛУШИВАЕШЬСЯ»

Сахновская в Ленинграде потеряла отца. Уже после снятия блокады она, танцуя в Москве в Большом театре, продолжала озираться по сторонам в ожидании вражеского налета или бомбежки.

– Ты очень изменилась, – говорила ей младшая сестра Ксения. – Теперь ты все время прислушиваешься…

Только за февраль 1943 года Сахновская и Гербек дали 32 концерта. Одна из самых пронзительных записей Наталии Павловны касается очередного выступления в составе концертной бригады в военной части 2 мая 1942 года.

«Совсем юный боец торопится высказаться: «Хороший концерт, послушал и немного в себя пришел. Психанул очень… вот на шинели кровь и мозги… товарища убило на глазах, совсем рядом стояли… Ужасно психанул… не стало товарища… вот помогли вы мне немного отдышаться, в себя прийти… понял, мстить надо за товарища, ответят фашисты проклятые за каждого, за каждую жизнь… хорошо, что вы приехали, очень психанул… прийти в себя не мог, ведь в первый раз увидел такое. Спасибо, приезжайте еще», – писала Сахновская.

Иордан описывает, как во время налета в бомбоубежище к ней подошли две девочки и попросили автограф. Балерина расписалась на старой афишке. Ее поразило то, что дети, даже в такое страшное время, помнили о прекрасном.

Нечаев в войну вел переписку с солистом оперы Павлов Картелишевым. Коллега писал с Ленинградского фронта: «Я уже два месяца нахожусь в непрерывных боях за нашу Родину и лично уничтожил семьдесят гитлеровцев. За последнюю атаку представлен к правительственной награде. Это письмо пишу вам перед атакой. Передавайте нашим актерам, что оперный певец научился воевать неплохо». Этот бой стал для Картелишева последним.

– Театры эвакуировались, но эти артисты пережили первую страшную зиму и продолжили выступать. Более того, они настолько много танцевали, что к снятию блокады даже отточили свое мастерство, – подчеркивает Иринчеев.

– Читая их дневники, понимаешь: у них даже мысли не было прекратить выступать, сдаться, – отмечает Шилов. – Они не могли отказаться от концертов, ведь искусство помогало тем, кто воевал, кто стоял за станком. Весь город был объединен общей идеей, а люди искусства разделяли с ним все тяготы.

Наталия САХНОВСКАЯ: «Все устали от войны, но никто не сдается»

Солистка балета Театра оперы и балета имени Кирова вместе с супругом, Робертом Гербеком, составляла «золотой дуэт». Когда началась война, Наталии Павловне было 33 года, Роберту Иосифовичу – 34. Театр эвакуировали, но «золотой дуэт» остался в Ленинграде. Оба стали не только блокадниками, но и участниками войны, оба пережили Великую Отечественную, не прекращая выступать, и ушли в почтенном возрасте в начале девяностых.

Гербек (во втором ряду) и Сахновская. Фото: Государственный музей обороны и блокады Ленинграда

Гербек (во втором ряду) и Сахновская. Фото: Государственный музей обороны и блокады Ленинграда

Как писали историки балета, Гербек поднял выразительные средства характерного танца на новую высоту. Особенно ему удавались испанские танцы. После войны «золотой дуэт» не прекратил выступать, а в 1947-м Гербек собрал и возглавил Ансамбль классического танца, который гастролировал по Советскому Союзу с классическими постановками – балетами «Лебединое озеро», «Жизель», «Спящая красавица», «Бахчисарайский фонтан».

Сам Гербек дневников не вел, но его и свои мысли записывала супруга и партнерша по сцене.

Гербек и Сахновская. Фото: Государственный музей обороны и блокады Ленинграда

Гербек и Сахновская. Фото: Государственный музей обороны и блокады Ленинграда

«Захваченные общим подъемом, мы работаем с большим рвением. Приносить пользу, служить защитникам нашим и подвижникам-ленинградцам стало самой насущной моральной потребностью. Еще мало сил, не хватает дыхания, темнеет в глазах. Иногда не удается закончить танец, теряю сознание, но в таких случаях наши зрители выказывают большое сочувствие и теплоту».

«2 мая. Опять на город летят снаряды – то близко, то отдаляясь. Ночь мы почти не спали после вчерашних переживаний. Встали совершенно разбитые, и так не хотелось никуда идти. Но стыдно отсиживаться дома, ведь всем трудно, все устали от войны, но никто не сдается. И нельзя: только поддайся – и не справиться со страхом… Мы пошли на занятия. На уроке-тренаже все не ладилось, не было сил, а на репетиции как-то собрались, разучивали «Шопениану», новая работа увлекла, перестали прислушиваться к разрывам. Потом поехали танцевать в Володарский ДК и к летчиками в их дом отдыха. За нами приехал товарищ Шунин на легковой машине и повез за город, где летчики отдыхали. Уютно было у них, и мы точно отдохнули. Снаряды туда не долетали, даже были не слышны. Летчики – наши герои: такие славные, так просто держатся, приветливо. Домой вернулись поздно, нас тоже привезли на легковой. В городе уже было тихо.

3 мая. Во время обстрела возник огромный пожар, говорят, попало на нефтебазу, и рвутся баки. Ужас… Выступаем в туберкулезном диспансере, а потом в морской части. Всех взволновал пожар. Теперь все снаряды летели туда. Тушить такое пламя под таким обстрелом, как ад, какая мучительная схватка с огнем. Пожарные команды спешили туда. Попутно кто-нибудь выходил на улицу узнать, удастся ли потушить пожар. Все еще нет… Ни одного часа без борьбы. Фашизм – это такое изуверство. Как Гитлеру удалось внушить своей нации такую злобу нечеловеческую, прямо звериная дикость, даже страшнее…».

Ольга ИОРДАН: «Хотелось быть полезной стране»

Иордан была из звездного выпуска Ленинградского хореографического училища 1926 года: вместе с ней училище окончили Анисимова, Ермолаев. Для экзаменационного спектакля выбрали балет Дриго «Талисман», ведущую партию танцевала Иордан. Вскоре ее пригласили в труппу.

В войну артистка собрала балетную труппу, которая давала спектакли в блокадном Ленинграде. Фото: Пересъемка архива Татьяны Ерофеевой

В войну артистка собрала балетную труппу, которая давала спектакли в блокадном Ленинграде. Фото: Пересъемка архива Татьяны Ерофеевой

В репертуаре Ольги Генриховны были главные классические партии, но особое место в нем заняли роли, созданные в спектаклях советских балетмейстеров: она первой исполнила партии Дивы в «Золотом веке», Жанны в «Пламени Парижа», Заремы в «Бахчисарайском фонтане».

В войну артистка собрала балетную труппу, которая давала спектакли в блокадном Ленинграде. После войны Ольга Генриховна оставила сцену и полностью ушла в преподавание.

Ольга Иордан. Фото: Пересъемка архива Татьяны Ерофеевой

Ольга Иордан. Фото: Пересъемка архива Татьяны Ерофеевой

«Тяжелым кошмаром вспоминались месяцы вынужденного бездействия, хотелось быть полезной стране, вернуть ей свой долг. Ведь все, что я имела, – и академический паек, и посылку Комитета, и «Асторию», и даже тот хлеб, который я получала ежедневно, – страна давала мне, не получая от меня ничего взамен. Как бы трудно мне не было, я должна была найти в себе силы и возможности для работы.

Работать хотелось мучительно. И не мне одной. Об этом говорили все мои товарищи, с которыми я снова начала встречаться. Оказалось, что из нашего театра осталось человек двадцать. Это была способная молодежь, но все были в ужасном состоянии, истощены и обессилены, а у Тихомирова, кроме дистрофии, была еще и цинга: колени распухли, танцевать он не мог.

Агриппина Ваганова (в то время художественный руководитель балетной труппы театра. – Прим. ред.) эвакуировалась весной, в марте, и потому возглавить работу балетного коллектива пришлось мне. Я как старшая чувствовала на себе моральную ответственность за судьбу моих младших товарищей.

Трудности начались с первых же шагов – с задачи достать ноты, хотя рядом с нами, в том же доме, находилась богатейшая музыкальная библиотека. Но она была заперта: библиотекарь умер зимой, окна были заколочены крепкими досками и засыпаны землей еще в первые дни войны. Когда мы, раздобыв наконец ключи, вошли туда, мы не знали, что нам делать с этим лежащим совсем рядом богатством. Зажгли коптилки и наугад снимали с полок ноты, стараясь таким образом разгадать систему, по которой они были расставлены, и найти то, что нам было нужно. Кое-что обнаружили, но многого так найти и не смогли, приносили из дома у кого что было».

Иван НЕЧАЕВ: «В музыку Чайковского врывался вой и свист снарядов»

На лирический тенор Нечаева обратили внимание в 1928 году, когда Ленинградская капелла гастролировала в Италии. Спустя год певец уже выступал в Кировском театре, а вскоре стал одним из ведущих исполнителей: ему легко давались сложнейшие классические партии.

В войну Нечаев организовал «блокадный» музыкальный театр. 21 ноября 1941 года он дал свой первый спектакль. Ставили «Евгения Онегина», Нечаев исполнял партию Ленского. С 1942-го Нечаев возглавлял оперную группу музыкального театра, который работал в стенах Театра музкомедии.

После войны Иван Алексеевич продолжил с успехом выступать в Театре оперы и балета имени Кирова.

Иван Нечаев. Фото: Пересъемка архива Татьяны Ерофеевой

Иван Нечаев. Фото: Пересъемка архива Татьяны Ерофеевой

«Давали спектакль в сукнах: декорации не подвезли из-за длительных обстрелов. А люди пришли. Большой зрительный зал был переполнен.

Во время второго действия начался артиллерийский обстрел района. В музыку Чайковского врывался вой и свист снарядов, близкие взрывы. Под куполом театра покачивалась массивная люстра, в паузах тихо звенели подвески.

«Что день грядущий мне готовит?..» – пел я, и в это время снаряд лег где-то у самого театра.

Стены тряхнуло. Жалобно и быстро заговорили подвески на люстре.

«…Паду ли я, стрелой пронзенный, иль мимо пролетит она?..» – продолжал я и украдкой посмотрел в зал.

Там никто не дрогнул, не выказал испуга. Худенькая девочка-подросток в сером платке, что сидела у прохода второго ряда, плотнее запахнулась в пальто, спокойная и внимательная.

Что это? Презрение к смерти? Вызов врагу? Или образы Пушкина и Чайковского оказались сильнее снарядов, несших гибель?..».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Дети – о войне: История блокадного Ленинграда в пяти дневниках

Нетленные записи сохранили родственники или случайно нашли незнакомые люди спустя много лет (подробности)

Дневник блокадной прихожанки: «Люди подлинно молятся, каждому есть за что и за кого»

Записи Любови Шапориной доказывают: в войну светское государство разрешило ленинградцам религию (подробности)

Премьер Большого признался, что артисты балета – сумасшедшие люди

Е. ИВАНЧЕНКО: У микрофона Евгения Иванченко, здравствуйте. Сегодня у нас в гостях Денис Родькин, премьер Большого театра, исполнитель таких партий в спектаклях, как «Спартак» – Спартак, «Лебединое озеро» – Зигфрид, «Иван Грозный» – князь Курбский – всё это малый список того, что исполняет Денис. Денис, здравствуйте.

Д. РОДЬКИН: Здравствуйте.

Е. ИВАНЧЕНКО: Спасибо большое, что Вы к нам пришли. Это большая удача. Я очень рада, потому что традиционно к нам на программу приходят актёры, режиссёры, музыканты, иногда дизайнеры, архитекторы, а артисты балета приходят крайне редко. Я надеюсь, что мы начнём эту практику и продолжим, потому что интерес у людей есть. Балет посещают реже и знают, соответственно, меньше о балете, но в балете столько всего интересного и неизведанного. Я, пока готовилась к программе, изучала и поняла, что непочатый край. Сколько всяких домыслов, предрассудков у обычных людей. Я надеюсь, с Вашей помощью мы сегодня всё развеем. Итак, давайте начнём вот с чего. Я изучала сайт Большого театра, смотрела информацию о Вас, о других артистах, и вот, что меня поразило. На сайте есть градация труппы, и есть вкладка «солисты», «балерины», «премьеры», «ведущие солисты», «ведущие солистки», «первые солистки», «первые солисты», «солистки», «солисты» и «работающие по контракту». Кроме того, «кордебалет», «артистки балета» и «артисты». Денис, как в этом разобраться?

Д. РОДЬКИН: На самом деле это ступеньки балетной иерархии. Самая высокая ступенька у мужчин – это премьеры, самая высокая ступенька у женщин – балерина. Конечно же, когда молодой человек или девушка, которая выпускается из балетного училища, попадает в кордебалет и начинает с самых низких партий. Это в первую очередь зависит от неё, сможет ли она продвинуться до солистки, первой солистки, ведущей солистки, балерины. Это зависит от самого человека.

Е. ИВАНЧЕНКО: Мужчины тоже ведь начинают с кордебалета. А то мы как-то начали со слабого пола.

Д. РОДЬКИН: Да и мужчины, и женщины. Кто-то доходит до высокой ставки премьера, кто-то нет. Это всё зависит от человека. Знаете, бывает, он начинает, а потом что-то у него не пошло. Бывает, что долго-долго не дают что-то станцевать, а потом – раз, и в один прекрасный год всё получается, дают много ролей и поднимается до самой высокой ступеньки.

Е. ИВАНЧЕНКО: Денис, скажите, а правильно называть Вас премьер или правильно называть Вас артистом балета? Или это принижает как-то?

Д. РОДЬКИН: Нет, артист балета и премьер – это, в принципе, одно и тоже. Просто артист балета – это моя профессия, премьер – это ставка моя в театре.

Е. ИВАНЧЕНКО: Переходят из одной категории в другую артисты так: смотрит режиссер, постановщик и затем уже переводят потихоньку?

Д. РОДЬКИН: Художественный руководитель, в первую очередь, и балетмейстер. Например, балетмейстер может назначать на свои спектакли на роль, а художественный руководитель уже смотрит, предлагать балетмейстеру этого танцовщика или нет. Всё зависит от художественного руководителя, потому что он является непосредственным начальником.

Е. ИВАНЧЕНКО: Зашла ещё на сайт Мариинского театра, там похожие градации, они чуть-чуть объединены: балерины и премьеры вместе, приглашённые солисты, первые солисты, вторые солисты. Есть ещё отличные от Большого театра солисты характерного танца и корифеи. Вы знаете, кто это? Я просто не совсем поняла.

Д. РОДЬКИН: У нас тоже есть такая ставка «корифеи», просто она не прописана на сайте.

Е. ИВАНЧЕНКО: А что это за ставка? Я посмотрела обозначение слова: «выдающийся деятель на каком-то поприще». Или это что-то другое?

Д. РОДЬКИН: Корифеи – это танцовщики, которые исполняют не сольные партии в балетах, а исполняют «четвёрки», «двойки». Это уже называется корифеи.

Е. ИВАНЧЕНКО: Давайте для тех, кто не очень разбирается: «четвёрки», «двойки» – это нечто проще.

Д. РОДЬКИН: Есть в балете главный персонаж, его всегда танцует прима или премьер. Есть в спектаклях какие-то вставные номера, это танцуют солисты.

Е. ИВАНЧЕНКО: А злодеи? Это тоже главный персонаж или это больше солистам переходит?

Д. РОДЬКИН: Злодеи?

Е. ИВАНЧЕНКО: Антагонисты.

Д. РОДЬКИН: Это, смотря в каком спектакле. Это тоже может танцевать человек, который занимает ставку премьера. Допустим, в балете «Лебединое озеро» есть такой персонаж – злой гений. Он не очень хороший.

Е. ИВАНЧЕНКО: А Вы?

Д. РОДЬКИН: Я танцую принца и злого гения.

Е. ИВАНЧЕНКО: Это очень, мне кажется, удобно иногда под настроение танцевать.

Д. РОДЬКИН: Честно скажу, что отрицание на сцене всегда играть намного проще, чем положительных героев, потому что быть положительным на сцене, как и в жизни, наверно, сложнее.

Е. ИВАНЧЕНКО: Поняла, а отрицание играть проще. Скажите, Денис, Вам всего 25 лет, Вы уже премьер. Это вообще стандартный возраст для того чтобы занимать такую высокую позицию? Всё-таки крайняя планка получается в иерархии артистов балета. Я посмотрела, кстати говоря, сколько лет всем премьерам в Большом театре. Если исходить из информации на сайте, то премьеров всего 9, все старше Вас.

Д. РОДЬКИН: Мне кажется, 25 лет – это идеальный возраст, когда ты – премьер Большого театра. У нас профессия не очень долгосрочная. В 35 лет уже нет такой формы, какую ты имеешь в 25 лет, поэтому, когда у тебя много сил, много желания, вдвойне приятно занимать такую ставку. Ты понимаешь, что в балетной иерархии уже достиг самой высокой ступеньки, при этом ты ещё к чему-то стремишься, а именно к усовершенствованию тех ролей, в которых работал уже.

Е. ИВАНЧЕНКО: Сейчас у Вас цель – улучшить качество того, что есть и что-то новое.

Д. РОДЬКИН: Конечно, улучшить качество. Что касается классического репертуара, я практически всё станцевал. Да, в первую очередь это совершенствование тех ролей, которые я имею.

Е. ИВАНЧЕНКО: Когда готовилась, себе всё выписала: «Кармен—сюита», «Спартак», «Лебединое озеро», «Эсмеральда», «Онегин», «Щелкунчик», «Иван Грозный». В общем, это всё на слуху. Даже человек, который не увлечён балетом, примерно представляет, что будет на сцене, что это интересно, и скорее всего люди выберут это. Кстати, «Герой нашего времени», но этого мы коснёмся чуть позже. Ещё коротко разъясните. Я посмотрела, среди премьеров всего один народный артист, несколько заслуженных и просто премьеры. Насколько сложно даются эти звания и как они даются? «Заслуженный» по выслуге лет?

Д. РОДЬКИН: Конечно, это в первую очередь зависит от возраста артиста. Кому за 37, тому за заслуги перед балетным искусством дают «народного». Для того чтобы получить «народного» нужно стать вначале «заслуженным».

Е. ИВАНЧЕНКО: Это за 37? Или это примерно?

Д. РОДЬКИН: Знаете, все по-разному получали. Сейчас у нас есть премьер Дмитрий Гуданов, он получил уже после 38 лет «народного артиста».

Е. ИВАНЧЕНКО: Да, как раз тот самый «народный».

Д. РОДЬКИН: Допустим, такой уникальный танцовщик, как Николай Цискаридзе, получил звание Народного артиста в 27 лет. У всех всё по-разному, всё зависит от времени и, конечно же, от театра, как они подадут документы.

Е. ИВАНЧЕНКО: Кстати, о Николае Цискаридзе. Получается, Вы в чём-то идёте по его стопам? Вам 25, Вы пока премьер. Ещё 2 года и, может быть, будете народным.

Д. РОДЬКИН: В 23 года он стал Заслуженным артистом, поэтому, наверно, я уже не смогу повторить его заслуги перед балетным искусством.

Е. ИВАНЧЕНКО: Ну, будет какая-то другая дорога. О роли Николая Цискаридзе в Вашей карьере. Вы пришли в Большой театр, если я не ошибаюсь, в 2009 году, там начали в кордебалете свою работу, потом Вас потихоньку продвигали. В этом 2009 Вы познакомились с Цискаридзе? Какая это была встреча? Он набирал группу или Вы сами пришли и говорите: «Может, Вы меня посмотрите?»

Д. РОДЬКИН: На тот момент он был ещё действующим танцовщиком в прекраснейшей форме. Конечно же, он не набирал себе никогда учеников. Если он видел какой-то потенциал в человеке, то да, действительно, он с ним занимался, репетировал. Как моя встреча с ним произошла? Я занимался на классе совершенно у другого педагога. Класс – это урок классического танца. После урока Николай Цискаридзе пришёл заниматься в зал, на тот момент он уже тоже давал класс. Естественно, для меня этот человек – вершина Большого театра. Я всегда, когда учился в училище, брал пример с него, как надо танцевать. Для меня это был не человек, а бог. Потом, когда я ушёл с урока классического танца, Николай Цискаридзе давал класс. Вы знаете, мне показалось, что он был настолько строгий, что я подумал, что никогда не пойду к нему заниматься на класс. Наверно потому, что я не так что-то сделаю, он будет ругаться, я растеряюсь и убегу из зала. В какой-то момент я понял, что нужно сходить и попробовать, ведь я смотрел на этого человека всегда в училище с пиететом. Пришёл к нему на класс, он так очень долго на меня смотрел. Я тогда не понимал, честно говоря, что он от меня хочет. В конце урока он сказал: «В принципе, у тебя есть неплохие способности, и ты можешь очень прилично танцевать на сцене Большого театра. Просто с этого момента начинай думать головой». Потом я стал ходить к нему на класс, он начал обращать на меня внимание, делать замечания, что в театре достаточно большая редкость, потому что, когда на классе стоит человек в Большом театре, он уже по большому счёту выпустился из училища, и к нему уже нет такого внимания, как в училище. Николай Цискаридзе уделял мне такое внимание, мне это безумно нравилось. Постепенно, постепенно мы с ним начали что-то репетировать, готовить. Так у нас началось сотрудничество ученика и учителя в Большом театре.

Е. ИВАНЧЕНКО: Я смотрела небольшой фрагмент интервью о Вас, о начале Вашей карьеры. Там тоже был Николай Цискаридзе, Вы, наверно, видели. Он говорит, что в 2009 году он Вас встретил, что, может быть не очень приятные, но правдивые слова, что взяли «для мебели», как и всех, наверно, набирают, чтобы ходил с пикой, что рослые мальчики нужны. Это не обидно? Это обычная история?

Д. РОДЬКИН: Конечно, «для мебели» – это его такой юмор, а юмор у него достаточно злой, я бы сказал, специфический. Злой в хорошем смысле этого слова.

Е. ИВАНЧЕНКО: Все приходят, как мне показалось, такими «зелёными» что ли артистами, их ставят в конце. Так иронично высказывался о вас Николай Цискаридзе.

Д. РОДЬКИН: Не все приходят, и их ставят в конец, но, что приходят «зелёными» все – это совершенно точно. В театре предстоит большая работа, чтобы стать артистом. Всё зависит от человека, станет он большим артистом или останется в кордебалете. Что касается меня, то меня брали в Большой театр не на главные роли. Я выпустился из Московского хореографического училища при театре танца «Гжель», в конкурсах замечен не был. Взяли высокого мальчика, чтобы был красивым оформлением спектакля, сзади стоял с пикой. Мне на тот момент было всё равно.

Е. ИВАНЧЕНКО: Главное – попасть в Большой.

Д. РОДЬКИН: Да, я попал в Большой театр и ни о каких принцах, Спартаках я мечтать не мог. Когда Николай Цискаридзе обратил на меня внимание, я поверил, что, если такой человек на меня обратил внимание, наверно во мне что-то есть, что я могу танцевать. После этого моя жизнь изменилась на 360 градусов. Здесь я уже начал усиленно работать, чтобы выйти на те главные роли, которые я сейчас исполняю на сцене Большого театра.

Е. ИВАНЧЕНКО: Это правда, что из училища при Московском государственном академическом театре «Гжель» до Вас никто не попадал в Большой?

Д. РОДЬКИН: Да, не попадали, но это училище существует с 2003 года. Может быть, никто не успел пока.

Е. ИВАНЧЕНКО: Мне кажется, для училища – это большая удача, что Вы попали в Большой.

Д. РОДЬКИН: Я надеюсь, что они так думают.

Е. ИВАНЧЕНКО: Скажите, а образование в различных балетных учреждениях учит тому, что нужно будет в театре или же этого недостаточно? Потому что многие говорят о высших учебных заведениях, что мы учимся одному, а приходим – всё совершенно другое. То же самое говорят и актёры: «Нам казалось, что будет так, а там совершенно не так!» Как было у Вас?

Д. РОДЬКИН: Училище даёт среднее образование и диплом артиста балета. Для того, чтобы работать артистом балета в Большом театре, этого достаточно. Но для того, чтобы стать педагогом в Большом театре или в хореографическом училище, конечно же, нужно получать высшее образование. Когда я в 2009 году закончил училище, я сразу же поступил в Московскую государственную академию хореографии на факультет педагогики балета.

Е. ИВАНЧЕНКО: Это как аспирантура?

Д. РОДЬКИН: Нет, это не аспирантура, это высшее образование. Когда я закончил в 2009, получил средне-специальное образование, а по окончании института – Московской государственной академии хореографии, я уже получил высшее образование. У меня диплом педагога, то есть я могу преподавать по завершении своей карьеры в Большом театре в том же Большом театре или каком-нибудь хореографическом училище.

Е. ИВАНЧЕНКО: Получается, это подстраховка для того времени, когда балетная карьера, а именно выступления, отойдёт, чтобы можно было преподавать.

Д. РОДЬКИН: Высшее образование всегда очень важно в нашей жизни. Действительно, это подстраховка.

Е. ИВАНЧЕНКО: Слушатель Евгений меня упрекает, что так много вопросов, но так и не получила ответ на вопрос, кто такие корифеи. Вроде как мы ответили, что это люди, которые исполняют, скажем, четвёртые партии.

Д. РОДЬКИН: Не четвёртые. Скажем, есть кордебалет – люди, которые танцуют массовые танцы. В этом кордебалете пятёрка людей – солистов кордебалета. Это и называется «корифеи». В спектакле же много всегда людей занято.

Е. ИВАНЧЕНКО: Иерархия сумасшедшая.

Д. РОДЬКИН: Нет, не сумасшедшая, просто надо походить на балет, посмотреть, тогда они всё поймут.

Е. ИВАНЧЕНКО: Сколько всего сейчас человек в труппе?

Д. РОДЬКИН: 250 человек в труппе Большого театра. Это только балета.

Е. ИВАНЧЕНКО: Соответственно, ещё опера.

Д. РОДЬКИН: Ещё опера, обслуживающий персонал, монтировщики сцены, те, кто шьют костюмы, можно бесконечно продолжать. Большой театр безумно большой, я бы сказал.

Е. ИВАНЧЕНКО: Ещё, если коротко, можно мы вернёмся к классам? Получается, что у каких-то известных артистов балета и педагогов есть классы, и они преподают в Большом театре? Или как? Они какие-то часы берут и открывают свои двери, говоря: «Приходите».

Д. РОДЬКИН: Нет, нужно, чтобы руководство Большого театра устроило на работу педагогом. Какие-то педагоги с утра разогревают артистов, то есть дают класс. Допустим, класс у нас с 10 до 11 – это утренний класс, а также с 11 до 12. Педагоги, помимо того, что дают класс, репетируют с артистами. У каждого артиста в Большом театре есть свой педагог, с которым он готовит конкретную роль.

Е. ИВАНЧЕНКО: А это обязательное мероприятие с 10 до 11 и с 11 до 12?

Д. РОДЬКИН: С точки зрения профессионализма это обязательное мероприятие, но есть такие артисты, которые на класс не ходят, которые занимаются сами. Есть такие, которые вообще не занимаются. Это не очень хорошо. После 30 на репетициях могут быть большие проблемы со здоровьем.

Е. ИВАНЧЕНКО: Какие ещё кроме растяжек, танцевальных па? Актёрское мастерство у вас есть в Большом? Или же нет, Вы всё прошли?

Д. РОДЬКИН: Актёрскому мастерству учат в училище. Этому уже нужно было научиться до того, как ты выпустился из хореографического училища. В Большом театре исключительно постановочные репетиции, репетиции по репертуару. Выходишь на сцену и показываешь своё актёрское мастерство.

Е. ИВАНЧЕНКО: Насколько это важно, Вы считаете, помимо техники обладать этим актёрским мастерством, умением что-то показать внутри?

Д. РОДЬКИН: Актёрское мастерство в балетах – это безумно важная вещь. Не может быть такого, что технически человек может быть ущербным, а актёрски он гениален. Должна быть гармония. Если мы танцуем балет «Спартак», мы должны показать Спартака, если мы танцуем принца, нужно показать принца, чтобы человек нам поверил. Нельзя просто увлекаться голой техникой, тем более Большой театр всегда славился тем, что было сочетание техники и актёрского мастерства, чего нет ни в одном другом, мне кажется, театре мира.

Е. ИВАНЧЕНКО: Кто следит за этим? Режиссёр-постановщик?

Д. РОДЬКИН: За этим следит педагог и, конечно же, сам артист. Режиссёр-постановщик, вернее хореограф следит за тем, чтобы в спектакле не меняли его хореографию, было правильное оформление спектакля, правильно настроен свет. У него много других задач. А актёр должен сам следить за актёрским мастерством, техникой. Понимаете, все же взрослые люди в театре.

Е. ИВАНЧЕНКО: На их совести.

Д. РОДЬКИН: Да, это на их совести. А там уже художественный руководитель будет смотреть, справляется он или нет.

Е. ИВАНЧЕНКО: Раз уж мы коснулись работы, классов, которые предваряют Ваши основные занятия и спектакли. Сколько дней в неделю в среднем работает артист балета?

Д. РОДЬКИН: Всегда по-разному, в зависимости от репертуара. Бывает такое, что сидишь с 11 до 23 в театре, бывает, что вообще нет работы в театре, приходишь только на класс и уходишь. Класс – это всегда обязательно, потому что это держит артиста в форме.

Е. ИВАНЧЕНКО: Со скольки начинается рабочий день, если у Вас сегодня, допустим, спектакль, и Вам нужно подготовиться? Сколько времени занимает этот подготовительный период и какой он?

Д. РОДЬКИН: Всё по-разному. Кто-то приходит на класс с утра, разогревается, потом едет домой или ещё куда-то, я не знаю. Я лично делаю так, чтобы выспаться перед спектаклем. Прихожу за 4 часа до спектакля, сам разогреваюсь, немножко отдыхаю, иду гримироваться. Потом уже 3 часа, в зависимости от спектакля, это может быть трёхчасовой или одноактный балет, выхожу на сцену театра.

Е. ИВАНЧЕНКО: Есть ли у Вас секреты свои собственные, наработки, разминки – то, без чего Вы не можете выйти на сцену?

Д. РОДЬКИН: Безусловно. У каждого артиста своё тело, оно индивидуально. Если я разогреваюсь так, и мне хорошо, это не значит, что это же подойдёт и другому артисту. У всех есть своя индивидуальность.

Е. ИВАНЧЕНКО: Давайте немного о работе над ролью. Это безумно интересно. Если говорить о каких-то известных балетах, а это основной массив, Вы просматриваете видеозаписи предшественников, что-то читаете, может быть, куда-то едете? Как происходит эта подготовка?

Д. РОДЬКИН: Когда я начинаю готовить новую роль, то я смотрю, как это исполняли артисты до меня, великие артисты. Допустим, я готовил балет «Баядерка». Я пересмотрел очень много записей с Михаилом Лавровским, Александром Ветровым, Николаем Цискаридзе. Я брал от них то, что они хорошо делали, и пытался повторить. Вот ты смотришь, пытаешься скопировать, но не всегда это хорошо на тебе. Надо иметь тонкую грань и фильтровать: что-то можно взять, а что-то нет. Я считаю, что молодое поколение должно учиться у старших. Надеюсь, лет через 30 будут включать записи современных артистов и также будут учиться, как мы учимся у великих артистов.

Е. ИВАНЧЕНКО: Когда раздают роли, Вы узнаёте, что будете участвовать в том или ином спектакле, сколько уходит времени? Вы уже знаете, какой будет спектакль, сколько людей?

Д. РОДЬКИН: Всегда по-разному. Зависит, как повесит художественный руководитель афиши. У нас есть четвёртый этаж, где список артистов, которые будут участвовать в том или ином спектакле. Если это постановки, то это за более большой срок, уже сам балетмейстер отбирает артистов, которые будут участвовать в его спектакле.

Е. ИВАНЧЕНКО: Вот выбрали артистов, идёт работа над спектаклем. Это по-разному? Зависит от того, какой спектакль?

Д. РОДЬКИН: Да. Если спектакль до этого никогда нигде не шёл, ставится на труппу Большого театра, то чуть ли не за год всё решается: кто будет танцевать, какие-то намётки хореографии. Если, скажем, это возобновление, то уже более короткий срок, и балетмейстер сам выбирает и расставляет все точки.

Е. ИВАНЧЕНКО: Сколько на Ваш взгляд живёт спектакль? Спектакль «Спартак». Его, кстати, ещё играют?

Д. РОДЬКИН: Конечно.

Е. ИВАНЧЕНКО: Сколько ему уже лет?

Д. РОДЬКИН: В 1968 году был первый спектакль этого балета с легендарным составом и до сих пор он идёт. Когда Большой театр приезжает на гастроли, во всём мире все спрашивают, когда же будет балет «Спартак», когда же вы привезёте этот спектакль.

Е. ИВАНЧЕНКО: Легенда.

Д. РОДЬКИН: Да, это некая визитная карточка Большого театра.

Е. ИВАНЧЕНКО: Чтобы спектакль не умирал и не терял своего нерва, эмоций нужно обновление состава или что?

Д. РОДЬКИН: Ну, конечно, от актёров зависит очень многое, но, знаете, иногда бывает не очень хороший спектакль, актёры вроде держат этот спектакль, но он не задерживается в репертуаре Большого театра. Здесь должно сойтись многое: музыка, хореография, сценография и артисты, которые способны рассказать зрителю, что вообще происходит в спектакле.

Е. ИВАНЧЕНКО: Возможна ли импровизация в Вашей работе? От импровизации тоже во многом зависит жизнь спектакля. Вот Вы можете что-то новое внести? Это же всё техника.

Д. РОДЬКИН: В современной хореографии импровизация возможна и даже приветствуется. Что касается классических балетов, если ты начнёшь импровизировать, во-первых, это заметит художественный руководитель.

Е. ИВАНЧЕНКО: И расстроится.

Д. РОДЬКИН: Нет, он не расстроится, он просто сделает соответствующие выводы, и ты можешь в этом спектакле больше не участвовать. Что касается современной хореографии. Когда ставился «Герой нашего времени», мы многое предлагали балетмейстеру, что может быть хорошо, что не очень. Он уже где-то соглашался с артистами, потому что понимал, что этому конкретному исполнителю очень хорошо подходит данный элемент хореографии, и вставлял это в спектакль.

Е. ИВАНЧЕНКО: Сейчас уже не играют «Герой нашего времени»?

Д. РОДЬКИН: «Герой нашего времени» сейчас идёт в Большом театре. Его поставили год назад. В этом сезоне был блок этого спектакля. В Большом театре всё идёт блоками: 5 «Баядерок», 4 «Жизели», 5 «Героев нашего времени» – такая репертуарная политика в Большом театре.

Е. ИВАНЧЕНКО: В «Герое нашего времени» Вы сейчас танцуете или нет?

Д. РОДЬКИН: Я не танцевал в премьерном составе, но потом я станцевал этот спектакль осенью.

Е. ИВАНЧЕНКО: Это давали возможность новым людям? Как это происходит?

Д. РОДЬКИН: Тем, кто не станцевал в премьеру, тому дали станцевать чуть позже.

Е. ИВАНЧЕНКО: Я смотрела одно Ваше интервью как раз насчёт спектакля «Герой нашего времени», Вы говорили, что новое абсолютно всё: новый балет, новая хореография, новая музыка. Там сломали привычную хореографию. Это был хороший опыт, он Вам потом пригодился в чём-то? Или это был единственный спектакль, где пришлось что-то совсем новое сделать?

Д. РОДЬКИН: Балетмейстер-постановщик этого спектакля – это Юрий Посохов. У него достаточно своеобразная хореография, но его движения всё-таки похожи на классические, на мой взгляд, просто они немного нестандартные. Зрителю кажется, что мы делаем элемент «2 тура» – 2 проворота в воздухе, что везде это делается, а на самом деле нет, потому что манера другая, специфика движений, руки другие. Мне это помогло. Недавно я станцевал в его спектакле «Франческа да Римини». Мне было уже намного проще танцевать его хореографию, потому что я уже привык к этому. Это очень здорово, когда танцуешь не только классику, а пытаешься ещё и по-другому направить тело. Потом в той же классике это тебе воздастся, ты будешь более свободный, а зрителю будет интереснее на тебя смотреть.

Е. ИВАНЧЕНКО: Как Вы считаете, балет – это нечто элитарное и статичное, что не должно сильно меняться? Нужно блюсти традиции и оставлять балет в том виде, в каком он есть? Нужно как можно больше таких постановок, как «Герой нашего времени»?

Д. РОДЬКИН: Классические балеты, как «Баядерка», «Лебединое озеро», «Дон Кихот», «Раймонда» должны быть приближены к оригиналу, потому что это классика, это создали великие балетмейстеры, великие композиторы, которые мы должны сохранять и в наши дни. Следующими поколениями тоже должно сохраняться. Современная хореография, я считаю, — это некий эксперимент, который тоже должен быть. Должно рождаться что-то новое, искусство должно дышать, жить, поэтому современная хореография важна в репертуаре любого театра, но не в ущерб классики.

Е. ИВАНЧЕНКО: Ещё одно сообщение: «Русский балет впереди планеты всей до сих пор?»

Д. РОДЬКИН: Точно и на 100% да.

Е. ИВАНЧЕНКО: Короткий ответ, не требующий никаких пояснений, вариантов нет. В театре говорят: «Если ты умер, сообщи об этом: позвони, предупреди». Шутка. Многие актёры больные приходят и играют, потому что, больше некому, нельзя срывать, и вообще, когда выходишь на сцену, то обо всём забываешь. Артисты балета могут ли выходить на сцену с температурой?

Д. РОДЬКИН: Артисты балета вообще сумасшедшие люди. Пока они не смогут встать с кровати, они пойдут работать, танцевать с температурой. Они будут танцевать с больными ногами пока связка не порвётся на ноге, они будут работать, танцевать, добивать его. Это какой-то характер у артистов балета. Знаете, когда я учился в училище, несмотря ни на что, болит ли спина, стопа, колено, я всегда шёл работать и сейчас у меня тоже это всё сохранилось. Вообще, это не очень правильно, потому что, если пережать сейчас, то потом можно дорого за это поплатиться.

Е. ИВАНЧЕНКО: Может быть какая-то травма, несовместимая с работой.

Д. РОДЬКИН: Да. Травма, которая потом вообще не позволит тебе дать работать на сцене Большого театра. Нужно внимательно относиться к своему здоровью, особенно нам – артистам балета, потому что профессия и так недолгая, а если что-то случается, то вдвойне обидно.

Е. ИВАНЧЕНКО: Какие травмы не совместимы с балетом?

Д. РОДЬКИН: Разрыв связки, грыжа в пояснице – там не то что танцевать, там уже ходить сложно. Когда хоть чуть-чуть организм даёт сбой, к этому нужно очень внимательно отнестись.

Е. ИВАНЧЕНКО: Чем артистам балета нельзя заниматься в свободное время? Есть какие-то увлечения, которые прямо табу?

Д. РОДЬКИН: Вообще артисты балета – это люди, которые очень во многом себя ограничивают. Нельзя вести ночной образ жизни, нельзя на дне рождения у друга засиживаться. Алкоголь, конечно, можно, но в небольших количествах. Конечно, пока организм молодой, он всё стерпит, но потом он отомстит после 30 лет. Об этом нужно всегда помнить.

Е. ИВАНЧЕНКО: Вы имеете в виду какие-то лишние килограммы?

Д. РОДЬКИН: Нет. Знаете, есть такой стереотип, что артисты балета ничего не едят, пьют только воду и едят максимум салат. Это на самом деле не так. Нам нужно откуда-то брать энергию, особенно мальчикам. Они постоянно танцуют в дуэте с девочкой, где очень много различных поддержек. Если у нас не будет сил, то мы её не сможем оторвать от земли. Питание, конечно, должно быть правильным, но нельзя ни в коем случае серьёзно себя ограничивать в еде. Я ем, как обычный нормальный человек.

Е. ИВАНЧЕНКО: Кстати, такой вопрос тоже пришёл – чем питаетесь? Мне тоже интересно, до спектакля у вас идёт подготовительный период, нужно растягиваться, репетировать. Там же тоже особо есть нельзя?

Д. РОДЬКИН: Конечно, за час до спектакля есть нельзя, потому это всё элементарно не переваривается, нехорошо будет. Не подпрыгнешь, скажем так. Но за несколько часов до спектакля, мне кажется, опять же мальчику нужно очень хорошо поесть, чтобы энергия была.

Е. ИВАНЧЕНКО: Это белки должны быть, да?

Д. РОДЬКИН: Ну да. Это спорт. Балет – это всё-таки спорт. Выходишь на сцену и тяжелейшие физические нагрузки в зависимости от балета. Если ты выйдешь голодным, то ты элементарно на сцене упадёшь в обморок.

Е. ИВАНЧЕНКО: Хотелось бы немного поговорить о фестивалях в балетном мире. Существуют такие важные фестивали, конкурсы, в которых хочет поучаствовать любой артист балета, какое-то место занять? Были ли в последнее время такие?

Д. РОДЬКИН: Всегда приятно, когда твою работу отмечают и дают тебе за это какую-то награду, потому что ты понимаешь, если люди отметили это, значит, видимо, есть за что. Работы в зале очень много всегда. На сцене кажется, что всё так легко и красиво, на самом деле за этим стоит и пот, и кровь, и боль. Когда тебе дают приз, это очень приятно.

Е. ИВАНЧЕНКО: Вы в прошлом году, насколько я знаю, участвовали в международном фестивале «Бенуа де ля Данс». Там не заняли место, но поучаствовали. А в этом году Вы просто танцевали уже. Где? На открытии?

Д. РОДЬКИН: В том году я был номинантом на приз «Бенуа де ля Данс», а в этом году я уже участвовал во втором гала-концерте, который был посвящён Шекспиру в балете.

Е. ИВАНЧЕНКО: Это международная премия?

Д. РОДЬКИН: Да. Это международный балетный приз, который проходит ежегодно в Большом театре.

Е. ИВАНЧЕНКО: Каждый год в Большом?

Д. РОДЬКИН: Знаете, я точно не могу сказать, но я помню, что когда-то это было не на сцене театра.

Е. ИВАНЧЕНКО: Давайте теперь вернёмся к балету как тяжёлому труду. Есть много различных картинок в интернете о спорте, о балете. Балет отчасти некоторые воспринимают как спорт, потому что связан с очень тяжёлыми физическими нагрузками. Есть фотографии красивых ног балерины, у которой одна ступня в пуантах, а другая полностью разбита. В связи с этим расскажите нам, это после каждого спектакля так ноги разбиты? Может быть, они разбиты только у женщин, а у мужчин нет?

Д. РОДЬКИН: У мужчин с этим попроще, потому что мы не танцуем в пуантах, мы танцуем исключительно в балетках.

Е. ИВАНЧЕНКО: Там ноги не разбиваются?

Д. РОДЬКИН: Разбиваются, но не так, как у женщин. У женщин всё по-страшному, там кровяные мозоли, которые очень сложно лечатся. Я просто смотрю как мои партнёрши иногда мучаются, у них то одна мозоль, то вторая, то третья. Я им в это время очень сочувствую.

Е. ИВАНЧЕНКО: Получается их когда-то давно-давно мама и папа отдали в балет. Это было неосознанное решение. Как это было у Вас? У Вас ведь и мама, и папа не артисты балета.

Д. РОДЬКИН: Нет, не артисты. Мама всегда ходила на балет и смотрела, насколько это красиво всё на сцене, насколько это легко. Наверно, она думала, что мне будет также легко работать, как и на это смотреть.

Е. ИВАНЧЕНКО: Это отчасти была мечта мамы?

Д. РОДЬКИН: Не то, что мечта, просто, наверно, жизнь так сложилась, звёзды на небе сошлись так, что мама отвела меня в балетную школу, но кто ж знал, что в 2003 году из этой балетной школы образуется профессиональное балетное училище, которое будет выпускать артистов балета. Вообще никто не думал про Большой театр. Это всё так получилось случайно, как судьба какая-то.

Е. ИВАНЧЕНКО: Потом в какой-то момент Вы полюбили балет? Когда это было, если помните?

Д. РОДЬКИН: Так как я учился в хореографическом училище при театре танца «Гжель», я любил народные танцы. Не помню точно, что на меня повлияло, но в какой-то момент я понял, что я очень хочу танцевать именно классику на сцене. Не скажу, что на сцене Большого театра, но именно классику. Вы знаете, я сам сейчас удивляюсь, как так сразу из народного меня кинуло в классику. Такая интересная судьба. Я очень благодарен, что судьба у меня именно такая, какая она есть сейчас.

Е. ИВАНЧЕНКО: Во сколько лет Вас отдали?

Д. РОДЬКИН: В 10 лет меня отдали в подготовительную группу.

Е. ИВАНЧЕНКО: Это поздно?

Д. РОДЬКИН: Нет. Это абсолютно нормально.

Е. ИВАНЧЕНКО: Мне почему-то казалось, что лет в 5-6 начинают отводить.

Д. РОДЬКИН: Нет-нет. 10 лет – вообще, мне кажется, идеальный возраст, потому что в 5 лет ребёнку ломать стопы и растягивать его через боль, когда он плачет, мне кажется травмой детской психики.

Е. ИВАНЧЕНКО: Когда начинать уже поздно?

Д. РОДЬКИН: У всех по-разному. Допустим, Нуриев в 14 – очень поздно начал танцевать. Поздно – это 15-16 лет, когда уже нельзя. 12, 13 – поздно, а вот 9-10 – идеальный возраст.

Е. ИВАНЧЕНКО: Тоже читала в одном из Ваших интервью, что в училище Вашей маме говорили, что ничего не выйдет, данные не те. Ну, может, не ничего, но не ждите таких серьёзных успехов. То есть слушать никого не нужно, всё зависит только от человека, от физиологии.

Д. РОДЬКИН: От физиологии много зависит. Я смотрю на фотографии, когда я был маленький, мне странно. Я не понимаю, почему так люди говорили. Педагог, которая мне так говорила, подошла к моей маме и сказала: «Простите, я была не права».

Е. ИВАНЧЕНКО: Это дорогого стоит.

Д. РОДЬКИН: Да, безусловно. Это, конечно, очень приятно, что хоть признала свою ошибку, спасибо.

Е. ИВАНЧЕНКО: Если коротко, какие данные должны быть у десятилетнего мальчика? Уже наверно что-то видно. Он должен быть высокий, статный?

Д. РОДЬКИН: Он должен иметь правильные пропорции, ровные ноги и желательно большой прыжок, подъём. Подъём – это на ноге горочка. Когда вытягиваешь носочек, видно там, есть подъем или нет.

Е. ИВАНЧЕНКО: Еще проверим после эфира.

Д. РОДЬКИН: Подъём можно разработать.

Е. ИВАНЧЕНКО: А-а, то есть это не проблема? Если говорить об успехе в балете, Вы это по себе знаете, как никто другой, какое соотношение данных – того, что природа-матушка дала, труда и везения?

Д. РОДЬКИН: Здесь всё должно сойтись воедино: и везение, и работоспособность, и данные, потому что, если ты ничего не будешь делать, лежать, скажем так, на печи, то какое бы везение ни было, если ты не умеешь двигаться, танцевать, тебя отовсюду будут убирать, тебя никуда не возьмут. Если ты будешь работать, ну вот не везёт, никто на тебя не обращает внимания, хотя такого быть не может. Когда человек много работает, и у него получается, обязательно кто-то обратит внимание. Здесь должно совпасть очень много.

Е. ИВАНЧЕНКО: Ещё такой вопрос. Не видела комментариев на эту тему. Как принимает артистов Большой театр? Есть какое-то время определённое, Вы приходите в театр, и что Вы там делаете?

Д. РОДЬКИН: Мы приходим в театр и делаем урок классического танца.

Е. ИВАНЧЕНКО: Это не показ, а урок?

Д. РОДЬКИН: Да, урок классического танца. Педагоги во главе с художественным руководителем отсматривают материал, который стоит перед палкой.

Е. ИВАНЧЕНКО: То есть говорят, что сейчас вы должны прыгнуть?

Д. РОДЬКИН: Это просто мы делаем урок классического танца. В начале идёт станок, потом середина и прыжки. По окончании урока нам говорят, кто подошёл, а кто нет.

Е. ИВАНЧЕНКО: Этого достаточно?

Д. РОДЬКИН: Да, вообще бы достаточно. Даже если у человека что-то не получается, но виден потенциал, то профессионал это видит сразу.

Е. ИВАНЧЕНКО: Просто драматические актёры готовят какой-то материал, документы, фрагмент из спектакля.

Д. РОДЬКИН: Монолог какой-то.

Е. ИВАНЧЕНКО: Приходят и показывают, и уже поэтому, во-первых, как они это выбрали, как они это сделали – по этому судят.

Д. РОДЬКИН: Руководство театра ещё ходит на выпускные концерты, где ученики танцуют то, что они наработали за год. Это различные па-де-де, номера из спектакля, плюс ещё класс. Мне кажется достаточно, чтобы составить мнение о человеке.

Е. ИВАНЧЕНКО: Есть люди, которых просто выбрали из училищ, и они не проходили этот этап?

Д. РОДЬКИН: Да, есть такое. Вы знаете, опять же у всех всё по-разному.

Е. ИВАНЧЕНКО: Ещё вопросы от слушателей. Некоторые неожиданные, так что готовьтесь. Какую одежду и обувь Вы предпочитаете в обычной жизни?

Д. РОДЬКИН: Удобную и, конечно же, соответствующую моему возрасту.

Е. ИВАНЧЕНКО: Судя по всему, что-то молодёжное.

Д. РОДЬКИН: Конечно, может. Если ему предлагают какую-то роль в фильме, почему бы нет. Актёрское образование есть, может, у него есть дар к драматическому спектаклю? Это очень приятно, когда люди помимо балетных способностей видят что-то ещё.

Е. ИВАНЧЕНКО: В каких спектаклях Вы задействованы сейчас? Вас можно будет увидеть на сцене в ближайшие месяцы?

Д. РОДЬКИН: 3 и 5 июня я буду танцевать князя Курбского в балете «Иван Грозный», 16 июня я буду танцевать партию графа Альберта в балете «Жизель».

Е. ИВАНЧЕНКО: Просто я зашла на сайт, там огромное количество актёров прописано. Не очень понятно, кто будет. Теперь те, кто ещё не был знаком с Вашим творчеством, смогут прийти, если попадут, конечно. Ходят страшные байки о том, как попасть в Большой. До вас доносятся эти слухи, возгласы?

Д. РОДЬКИН: Да, говорят, что очень дорогие билеты, невозможно попасть в Большой театр. Знаете, несмотря на то, что билеты дорогие, зал всегда полный, и в кассах буквально за 2-3 дня билеты просто разлетаются.

Е. ИВАНЧЕНКО: Ещё вот что интересно. У Вас же наверняка есть свободное время? Чем Вы занимаетесь в свободное время? Ваше хобби, увлечения? Может быть, что-то читали, смотрели в последнее время?

Д. РОДЬКИН: Помимо того, что моя профессия артист балета, конечно, я люблю сходить в оперу, потому что очень важно, чтобы на сцене показывать уровень, нужно интересоваться чем-то ещё. Актёрское мастерство зависит от тех факторов, насколько ты смотришь, что происходит вокруг тебя. Прогуляться, чтобы просто отдохнуть, сходить в кино, даже легкомысленное, чтобы иногда отключаться от того, что происходит в театре. По большому счёту жизнь у артиста балетного достаточно напряжённая, поэтому есть чем ещё заняться в жизни помимо балета, поверьте.

Е. ИВАНЧЕНКО: Есть ещё что нам обсудить. Спасибо, Денис Родькин. Премьер Большого театра был у нас в гостях. Приходите к нам ещё.

Источник: LIFE 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *