Рэймонд курцвейл сингулярность уже близко: сингулярность совсем не близко» — Будущее на vc.ru – Сингулярность действительно близко / Habr

Сингулярность действительно близко / Habr

Привет. Меня зовут Марк и я перевожу адаптирую и интерпретирую книгу Р. Курцвейла «The Singularity Is Near». Если вам не знаком Курцвейл и вы первый раз услышали про Сингулярность — посмотрите что об этом думают другие:

«Рэй Курцвейл дает самые точные прогнозы искусственного интеллекта и будущего, из каких–либо мне известных. Его книга интригующе рассказывает о ближайшем будущем, в котором информационные технологии продвинутся так далеко и так быстро, что это позволит человечеству выйти за рамки биологических ограничений и изменить наш вид так, как мы пока еще не можем себе представить»

Билл Гейтс

«Любой человек может понять главную идею Курцвейла: технологии человечества развиваются так же, как растет снежный ком, что означает фантастические перспективы в ближайшем будущем. Это понятно всем. Но для более любознательных есть интересные детали и подробности….»

The New York Times

«Волнующий и чрезвычайно глубокий взгляд на человечество как вид. Курцвейл является блестящим ученым и футуристом…»

The New York Sun

Это настольная книга любого «истинно верующего» технократа, трансгуманиста и футурофила, если в двух словах. Именно эта книга считается лучшей работой Курцвейла и одной из лучших книг, описывающих ближайшее будущее человечества как биологического вида.

По нелепому стечению обстоятельств эта замечательная книга до сих пор не переведена на русский язык, что меня лично очень огорчает. Поэтому я решил не сидеть сложа руки и взять дело под свою ответственность. Но порыскав в интернете я понял, что если сделаю подробный перевод — это будет настоящим преступлением. С последствиями в виде суда, штрафа и возможно тюрьмы (особенно зная наше правосудие). Мне все–таки совсем не хочется нарушать закон, даже не беря в расчет последствия.

На Либрусеке мне подсказали оригинальный выход, который может минимизировать угрозу терморектального признания и суда. Его смысл в том, что я могу использовать все идеи и мысли Курцвейла, но не его словами, признавая при этом его авторство. Юридически это моя личная книга, в которой я адаптирую и интерпретирую идеи Курцвейла. Из–за копирайта мне приходится вырезать некоторые куски книги, поэтому она теряет художественную ценность для читателя. Однако все смыслы и идеи трансгуманизма я стараюсь сохранять, чтобы потом передать вам.

Перевод адаптация началась три недели назад. По сути работа идет в режиме онлайн. И я везде раскидываю свои контакты, чтобы получать обратную связь от людей и исправлять ошибки. Поэтому вот вам мое мыло, romul собачка ymail.com для обратной связи или пишите мне на ВК.

После завершения книга уйдет в свободный доступ на торренты, книжные сайты и другие площадки, чтобы каждый мог с ней ознакомиться. Юридически это будет моя личная книга, и она будет Copyleft. А значит в ее скачивании и распространении не будет ничего криминального. Читайте на здоровье!

Сейчас уже доступна третья третья глава. А еще через неделю будет и четвертая. Итак, я адаптирую всю книгу, чтобы каждый русскоязычный фанат трансгуманизма и технологий имел возможность прочитать о том, что нас ждет в самом ближайшем будущем.

Скачать можно здесь.
Enjoy!

Сингулярность уже близко | Космоопера.ru. Литературный блог

Знаменитый американский ученый и изобретатель Рэймонд Курцвейл выпустил книгу «Сингулярность уже близко». В обсуждение новых впечатляющих прогнозов Курцвейла включились не только другие ученые и футурологи, но и медиа-общественность. Еще бы, к 2099-му году ученый предрекает смерть нашего биологического вида, место которого должна занять новая форма разумной жизни.

Подобные мысли возникали не только у ученых, но и у многих писателей-фантастов. Если вас интересуют подобные идеи в произведениях фантастической литературы, то скачать книги бесплатно вы можете в одной из библиотек русскоязычного интернета. Подобные книги помимо прочего еще и очень интересны.

Вкратце сделанные Рэймондом Курцвейлем прогнозы выглядят так:

2014 год

Создается инновационная технология аккумулирования энергии солнца – эта энергия получается дешевле, чем та, что получается от сжигания нефти или газа. Открывается массовый выпуск электромобилей, постепенно вытесняющих с рынка старые машины с двигателями внутреннего сгорания. Страны, строящие свою экономику на продаже нефти, терпят кризис.

2017 год

Компьютеры выходят на нано-уровень – их можно монтировать в любые другие предметы и устройства.

2018 год

Память среднего по стоимости компьютера начинает приближается к объему памяти человеческого мозга.

2019 год

Человек начинает общаться с компьютерами – клавиатура больше не нужна. 3D-изображения можно проецировать на глазную сетчатку. Мобильные телефоны и гаджеты настолько малы, что могут незаметно вшиваться прямо в одежду.

2020 год

Создается единое мировое правительство, регулирующее мировую экономику.

2020-2025

Создаются нанороботы, способные принимать участие в работе человеческого организма: доставлять «полезные» молекулы прямо в клетки и удалять «вредные». Начинает исчезать промышленное производство.

2026 год

Создаются первые «летающие автомобили», как частный транспорт.

2029 год

Создание первого искусственного интеллекта. Медицинские нанороботы завершают историю массовых эпидемий – их больше нет.

2030-е годы

С помощью нанороботов, вживленных в мозг, человек может управлять своей памятью, способностями и эмоциями. Появляется возможность «записывать» собственные ощущения и мысли, и транслировать их непосредственно в мозг другого человека.

2040-е годы

Человек вплотную подходит к бессмертию: нанотехнологии позволяют заменять органы искусственными имплантатами и менять внешность.

2045 год

Точка невозврата. Или наступление «Сингулярности». Искусственный интеллект воспроизводит себя без контроля со стороны человечества. Нанороботы и системы искусственного интеллекта инкорпорированы в тело человека на молекулярном уровне. Человеческое сознание и сознание машины становятся общим.

2099 год

Появление новой формы разумной жизни – симбиоз человека и искусственного интеллекта. Вся Земля становится единым суперкомпьютером. Начинается колонизация космоса.

Т.С.

Космоопера.ру — новости фантастики.

Размещение ссылок в комментариях запрещено.

Рэй Курцвейл о будущем технологий — Будущее на vc.ru

Питер Диамандис собрал в SingularityHub коллекцию нашумевших предсказаний Курцвейла, сделанных как в далеком прошлом, так и совсем недавно. Многие из предположений Курцвейла казались невероятными в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века, но в итоге сбылись

Что сбылось

В 1990 году Курцвейл предсказал, что компьютер к 1998 году обыграет чемпиона мира по шахматам. В 1997 году суперкомпьютер Deep Blue победил в матче Гарри Каспарова. Сегодняшние шахматные программы с легкостью обыгрывают гроссмейстеров.

В то же время Курцвейл предвидел, что к 2010 году компьютеры будут отвечать на вопросы, передавая информацию беспроводным способом через интернет, а также предвосхитил появление экзоскелетов.

В конце девяностых Курцвейл предсказал, что к 2009 году люди будут отдавать голосовые команды компьютерам (что воплотилось в Siri и Google Now). Тогда же он предположил, что компьютеры будут встроены в очки, чтобы дополнять реальность. Сейчас это направление активно развивают Google и Microsoft.

В 2005 году Курцвейл поведал, что программы вскоре будут переводить с иностранного языка в режиме реального времена и транслировать этот перевод в очки-компьютеры. Skype и Google Translate уже справляются с первой частью задачи.

Что нас ждет в будущем

В 2020-х годах большинство болезней исчезнет. Нанороботы будут лечить людей эффективнее, чем сегодняшние медицинские технологии. В это же десятилетие компьютеры пройдут тест Тьюринга, а самоуправляемые автомобили заполонят дороги.

В 2030-х годах виртуальная реальность будет ощущаться на 100% идентично реальной. К концу этого десятилетия люди смогут «загружать» свой разум в виртуальный мир.

В 2040-х годах искусственный интеллект будет в миллиард раз превосходить человеческие возможности. Нанороботы смогут делать еду буквально из воздуха и с легкостью создавать любой объект в физическом мире.

К 2045 году люди в миллионы раз увеличат способности интеллекта, так как их мозг будут подключен к электронному мозгу в облаке.

Все закономерно

Как замечает Диамондс, предсказания Курцвейла являются результатом осмысления закона Мура и закона прогрессирующей отдачи (который придуман самим Курцвейлом). Согласно этим законам, компьютерные возможности удваиваются каждые два года, то есть растут по экспоненте.

По мнению Диамондса, именно непонимание этих законов привело к краху многие большие компании, которые недооценили новые техноло

«Рэймонд Курцвейл ошибается: сингулярность совсем не близко»

Издание Pando опубликовало критический отзыв журналиста Натана Пенски на книгу известного футуролога Рэя Курцвейла «Сингулярность уже близко».

В избранное

Культура высоких технологий преклоняется перед «сумасшедшими», которые, не видя границ, расширяют наши представления о жизни и создают новую реальность прямо из своего воображения. Тем не менее, иногда «сумасшедшие» порождают действительно абсолютно ненормальные идеи.

Я думаю про Рэймонда Курцвейла. Без сомнения, он гениален. Он — создатель первых уже привычных нам планшетных сканеров, одна из главных фигур в развитии технологий распознавания устной и письменной речи, создатель компьютерных методов преобразования текста в речь для слепых людей и изобретатель синтезаторов, на которых играли музыканты от Depeche Mode до Duran Duran. Сейчас, будучи одним из главных инженеров Google, он работает над технологиями обработки естественной речи и является лауреатом множества наград, в том числе Национальной медали США в области технологий и инноваций.

3cad7f72d73df1.jpg Рэймонд Курцвейл. Фото: Джин Дрискелл для Idea City

Несмотря на все эти достижения, широкой общественности Курцвейл, скорее всего, наиболее известен как футуролог. Ученый делает множество предсказаний о структуре нашего будущего, как, например, в книге «Сингулярность уже близко».

Рэй Курцвейл уверяет нас, что в ближайшем будущем технологии окажутся на такой высокой стадии развития, что человечество в биологическом смысле и искусственный интеллект сольются в постчеловеческую реальность под названием сингулярность.

К сожалению, сейчас я даже не могу поймать сигнал в моём загородном доме в Пенсильвании, а чтение тонн злобных комментариев, состоящих из мерзких угроз таким СМИ, как Gawker, никак не даёт поверить, что люди хотя бы приближаются к физическому и интеллектуальному соединению с машинами.

Однако по Курцвейлу, сингулярность — это «период в будущем, когда темпы технологического прогрессы окажутся настолько высокими, когда влияние технологий станет настолько глубоким, что человеческая жизнь безвозвратно перевернётся».

Сингулярность означает кульминацию слияния нашего биологического мышления и существования с высокими технологиями. Итог — мир всё ещё человеческий, но уже оторванный от своих биологических оснований. После наступления сингулярности не останется границ между человеком и машиной, между физическим и виртуальным.

Рэй Курцвейл считает, что сингулярность наступит в 2045 году.

Но это не всё. Сингулярность, или соединение человечества и технологий в одном, в силу своей природы превратит разум в чистую энергию, которая со скоростью света пропитает всю вселенную: «После наступления сингулярности разум, освобождённый от своих биологических и технологических корней, начнёт пронизывать материю и энергию в самой их сущности. Соединённый разум достигнет этого, реорганизуя материю и энергию в поисках оптимального равновесия, которое требуется, чтобы выйти за пределы Земли».

Курцвейл продолжает рассказом о том, как разум будет распространять информацию быстрее скорости света и как неразумные материя и механизмы вселенной будут преобразованы в сублимированные формы интеллекта.

Если вам кажется это слишком странным, вы не одиноки. Утверждения Рэя Курцвейла привлекли повышенное внимание СМИ, в том числе и критику. В конце концов, сложно заявить, что в скором времени Земля превратится в пульсирующую орбиту чистого разума, летящего сквозь вселенную быстрее скорости света, и не вызвать множество вопросов.

Тем не менее, как бы странно это ни звучало, теорию Курцвейла можно подкрепить биологическими фактами. Моя жена Элисон Конел — исследователь в области когнитивной психологии и нейронаук из университета Аллегейни. По её словам, что-то похожее на трансформацию материи в «чистую энергию» происходит прямо сейчас в нашем теле.

Наши чувства на самом деле преобразовывают внешнюю энергию во внутреннюю во время волшебного процесса трансдукции. Например, фоторецепторы в наших глазах постоянно превращают энергию света или фотоны во внутреннюю энергию нейронов.

После окончания конверсии наш мозг из этой энергии создаёт настоящее электричество, которое потом выбрасывается с помощью расположенных в мозгу клеток. Это как раз те сигналы, которые видно во время исследований мозга. Небольшое количество электроэнергии, когда-то полученное с помощью чувств из внешней энергии, постоянно вырывается из нашего черепа. Это всё, правда, очень далеко от теории Курцвейла.

Другой критик ставит под вопрос «теорию мозга» Курцвейла. Как раз ту теорию, которая и позволяет предположить центральную для сингулярности идею появления гибрида биологического и технологического интеллектов. Философ и психолог Коллин Макгинн написал в The New York Times Review of Books негативный отзыв на книгу Курцвейла «Как создать мозг. Открытие секрета человеческой мысли». В этом обзоре Макгинн показывает нам, что теория Курцвейла строится на ошибочной теории паттернов в человеческом мозге.

Макгинн утверждает, что Рэй Курцвейл представил всё многообразие когнитивных процессов как совокупность паттернов, которые понятны машинам. «Курцвейл, не осознавая сделанную ошибку, перешёл от паттернов как стимулов к деятельности к паттернам как интеллектуальным сущностям в себе», — пишет Макгинн (при этом критик позитивно оценил книгу Курцвейла «Век духовных машин»).

Лауреат Пулитцеровской премии и автор классической книги о разуме и сознании «Гёдель, Эшер, Бах» Дуглас Хофштадтер также не фанат Курцвейла. О теориях изобретателя Хофштадтер пишет: «Чтение футуристов Рэя Курцвейла и Ганса Моравека — это, по моему мнению, очень странная смесь сильных и оригинальных идей с идеями просто сумасшедшими. Это как если бы взяли и смешали очень хорошую еду с собачьими экскрементами до такого состояния, когда нельзя отличить одно от другого. Это слияние мусора с хорошими идеями, в котором очень сложно отделить одно от другого, потому что они оба неглупые люди. Проблема в том, что нет никакой дискуссии о том, хорошо ли это. Это всё «Давайте быстрее! Быстрее! Быстрее!» Но куда же вы идёте? Что вы хотите сделать? И я не вижу и следа таких нужных вопросов в этих книгах».

Сам Курцвейл ответил на всю критику, даже включив целую главу-ответ в «Сингулярность уже близко». Созданный им список претензий к теории сингулярности и закону ускоряющегося изменения включает «критику скептиков» (Люди, закрывающие книгу со словами: «Что-о-о?»), «критику от ошибок» (утверждения, что развитие технологий приближается к своему максимуму, и прогресс не сможет продолжаться, как предсказывает Курцвейл), и «критику от целого» (пересказ самого Курцвейла: «Машины представляют из себя жестко структурированные иерархии модулей, в то время как биология — система, в которой каждый элемент действует на остальные»). Это малая доля критики, на которую Курцвейл отвечает в своей книге.

Но, по моему мнению, у теории сингулярности есть одна большая концептуальная проблема. Курцвейл не замечает различий между биологической эволюцией и его версиями технологической и социальной эволюции.

Курцвейл построил систему, в которой биологическая эволюция, культурное развитие и технологический прогресс — части одной большой силы. Он совершенно не учитывает, что культурный и технологический прогресс — человеческие действия, тогда как эволюция — закон природы. Для него развитие технологий ничем не отличается от изменения природы, он видит их на одном графике.

Его тезис о сингулярности базируется на идее, что культура и технологии, которые произвели люди — часть того же процесса, что и тела, в которые они эволюционировали.

Курцвейл подкрепляет сингулярность «Законом об ускоряющейся отдаче», который говорит, что темпы развития растут экспоненциально и «технологическая эволюция — продолжение эволюции биологической». Также в книге используется идея эфемеризации, созданная автором Бакминстером Фуллером в фантастическом романе «Девять цепочек к Луне»: «Способность технологического прогресса делать всё больше с помощью всё меньших усилий до того момента, когда можно будет сделать всё, не делая ничего» — и идея нэгэнтропии или постепенного исчезновения беспорядка для достижения стабильности.

Ключевой аспект закона об ускоряющейся отдаче — его природное происхождение. Курцвейл рассматривает его как биологическую эволюцию, происходящую вне зависимости от желаний человека. Но как прогресс может быть природным, если люди — те, кто делают все инвестиции в технологии? Теоретик этого вопроса и человек, на которого Курцвейл ссылается, как на первого теоретика сингулярности, — потомок президентов США Джона Адамса и Джона Куинси Адамса историк Генри Адамс.

В статье «Закон ускорения» Адамс пишет: «Мировое производство угля, грубо говоря, удваивалось каждые десять лет с 1840 по 1900 год. Речь идёт не о количестве, а о выделенной электроэнергии, так как в 1900 год из тонны угля можно было получить в три-четыре раза больше энергии, чем в 1840 году».

Адамс видит технологический прогресс настолько похоже на «экспоненциальный рост» Курцвейла, что утверждает: «Закон ускорения, чёткий и постоянный как любой закон механики, не может расслабить свою силу так, чтобы подстроиться под потребности человека».

Адамс в своей статье о законах производства угля предвосхитил другую, часто цитируемую в кругах предпринимателей, идею о технологическом прогрессе и интегральных схемах в частности. Это также используемый Курцвейлом закон Мура, согласно которому количество транзисторов, размещенных на интегральной схеме, удваивается каждые два года.

Закон Мура используется в технологической культуре как объяснение технологического прогресса как такового (несмотря на то, что «прогрессом» называют любое изменение в технологиях). Ключевой параметр этой динамики — прогресс происходит вне зависимости от желаний людей.

Наблюдения Адамса о производстве угля и закон Мура объединяет идея, что технологический прогресс будет идти на всех парах, и неважно, хотят ли люди его или нет. Он не подстраивается под желания человека.

И так как этот самовоспроизводящийся прогресс чем-то похож на биологическую эволюцию, Курцвейл считает их одним и тем же.

В одной из глав своего трактата о сингулярности учёный пишет, что логический конец биологической эволюции — выживание сильнейших существ, а логический конец технологического развития, которое Курцвейл называет «эволюция» — достижение параметра «функция полезности». В дальнейшем Курцвейл соединяет биологическое и технологическое в одной концепции экспоненциального роста авторской переменной под названием «порядок».

В теории сингулярности порядок — информация, которая удовлетворяет цели. Переменная порядка — метрика, показывающая насколько хорошо информация подходит для нужной цели. Проблема только в том, что такая метрика не очень ясна и уж точно абсолютно не фальсифицируема.

То есть если можно «упорядочить» всё, что требуется для выбранной цели, как доказать, что метрика неверна? Возможно, поэтому основные критики Курцвейла — учёные, которые верят в принцип фальсификации (критерий научности знания).

Курцвейл даже пишет: «Для существования порядка нам нужна метрика «успеха», которая может быть индивидуально подогнана к любой ситуации». То есть «порядок» определяется «успехом», а «успех» определяется ситуативно тем, что нужно самому Курцвейлу.

По-видимому, для Курцвейла наиболее упорядоченный и успешный сценарий — создание гибрида человечества и технологий, обязательный на временной шкале технологического прогресса. Выходит, эволюция может значить всё, что Курцвейл хочет под этим видеть.

Если не верить в эти теории эволюции, то предложенная в теории сингулярности схема «экспоненциального роста» постоянно распадается. Начало экспоненциального графика «закона об ускоряющейся отдаче» — долгая биологическая эволюция человека, например, многовековое изменение структуры пальцев. Середина графика — социальное и культурное развитие, например, развитие сельского хозяйства, искусства и письменности, на которое требуется меньше времени чем на биологическую эволюцию. Последний этап — молниеносное в масштабах человеческой истории развитие компьютерных технологий.

В действительности график принимает экспоненциальную форму не из-за того, что люди в силу законов истории двигаются по пути «ускоряющейся отдачи», а из-за того, что Рэй Курцвейл расположил данные так, чтобы они отражали его теорию.

Нет сомнений, что исследовательская работа, которая определила книгу Курцвейла «Сигнулярность уже близко», также повлияла на его выдающийся вклад в развитие технологий. Но то, что человек очень умён, не значит, что он всегда прав. Сингулярность — отличная научная фантастика, но не более того.

©  vc.ru

Завтрак с Рэем Курцвейлом | Мир | ИноСМИ

Адрес, по которому находится квартира Рэя Курцвейла (Ray Kurzweil) в Сан-Франциско, должен остаться в секрете, предупреждает меня его секретарь — «из соображений особой секретности». Но мне разрешено раскрыть подробности завтрака, который писатель, изобретатель и сидящий на таблетках футурист приготовит по рецепту из своей книги «Жизнь без границ или Девять шагов к бессмертию» (Transcend: Nine Steps To Living Well Forever), опубликованной в 2009 году.

Курцвейл, который изобрел первую систему распознавания речи для незрячих людей, планшетный сканер и музыкальный синтезатор, способный воспроизводить звуки настоящего пианино, уже 50 лет занимается проблемой создания искусственного интеллекта. В своей книге «Эпоха мыслящих машин» (The Age of Intelligent Machines, 1990) он предсказал широкое распространение компьютеров и появление мобильных устройств. В ставшей бестселлером книге «Сингулярность уже близка» (The Singularity is Near, 2005) он пишет об искусственном интеллекте и будущем человечества. В 2012 году он занял пост технического директора по разработке машинного интеллекта в компании Google.


Поклонники Курцвейла провозгласили его «совершенной думающей машиной» и «законным наследником Томаса Эдисона». Один из основателей компании Microsoft Билл Гейтс называл его «человеком, который дает самые точные прогнозы искусственного интеллекта … из каких либо мне известных». Для критиков же он является «одним из величайших дельцов нашего времени» и «самовлюбленным чудаком, помешанным на бессмертии».

Курцвейл встречаем меня у двери — худощавый, невысокий и гораздо более добродушный, чем я ожидала. На нем обычная синяя льняная сорочка с закатанными рукавами. Он пожимает мне руку — ладони у него мягкие, а пальцы унизаны золотыми кольцами (одно из Массачусетского технологического института, а второе я по ошибке приняла за перстень Супермена — на самом деле это кольцо с символом Университета сингулярности, одним из основателей которого Курцвейл является). Волосы его темнее, чем на ранних фотографиях, и похож он на «ботаника» — что-то вроде чудаковатого брата Вуди Аллена.

Мы идем мимо его музыкального синтезатора, картины Белого Кролика из «Алисы в Стране чудес», после чего попадаем в гостиную — перед нами висят немного странные картины Моне и Ван Гога. «Сверхреалистичные 3D репродукции — напечатаны на лазерном принтере», — объясняет он.

Я внимательно рассматриваю небольшой столик: белая фарфоровая посуда и бумажные салфетки. Ваза с ягодами, на тарелке — копченый лосось и скумбрия, шесть кусочков темного шоколада, картонная коробка ванильного соевого молока, несколько пакетиков севии и тарелка густой еле теплой овсянки (которую я только слегка попробую, но так и не осилю).

«Какао обладает противовоспалительным действием и очень полезно. Поэтому здесь черный шоколад, в который добавлено немного кофе эспрессо. Ягоды, соевое молоко без сахара. Рыба и зеленый чай», — поясняет он, показывая на то, что подано к завтраку. Он почти не ест мяса, любит рыбу и предпочитает «полезные углеводы и здоровые жиры. Вот здесь как раз полезные углеводы — немного ягод, овсяная каша, овощи».

Обескураженная этой необычной едой я рассматриваю набор для соли и перца в виде фигурок кошек и спрашиваю: «А у вас много предметов в виде кошек?». Это не тот вопрос, который я хотела задать этому гению в первую очередь, но он отвечает очень довольным тоном: «Да, у меня, вообще-то есть 400 фигурок кошек. Здесь только некоторые из них. Это своего рода мое увлечение. Я действительно люблю кошек. Они — очень утонченные создания». У него 18 лет жили кот и кошка. «Они спали в обнимку. Отец и дочь, хотя я не думаю, что они осознавали свое родство. И, как это бывает со старыми семейными парами, когда один из них умер, другая через несколько недель тоже умерла. Когда коты умерли, у меня прошла аллергия. И я, как человек очень умный, понял, что у меня на кошек аллергия. Поэтому я больше и не заводил других. К тому же, я постоянно в разъездах».

Посидев за столом несколько минут, он выходит и приносит DVD фильм о себе самом (Transcendent Man) и пять томов своих сочинений — в том числе и «Сингулярность совсем близко», которую он называет своей «самой значительной книгой». На ее основе был создан Университет сингулярности. Он открывает книгу. «Вот здесь я пишу о неокортексе, и этим объясняется моя работа в Google, поскольку я дал препринт Ларри Пейджу (Larry Page, одному из основателей Google), которому книга очень понравилась. Было это два года назад, и я попросил его инвестировать в компанию, которую я создам на основе этих идей, и он ответил: «Конечно же, мы проинвестируем, только я хотел бы убедить вас заниматься этим у нас, потому что у нас есть ресурсы на уровне Google — база данных, компьютеры и талант».

За те несколько минут пока мы завтракали, мы успели обсудить и котов-кровосмесителей, и искусственный интеллект, и то, как устроиться на работу в Google. Пока он тянется за ягодами, я говорю ему, что, к сожалению, так и не увидела его пакет с таблетками. Было время, когда он принимал их до 250 штук в сутки, а сейчас всего 100. «Я нашел им замену в виде продуктов, имеющихся в природе и более усвояемых. Поэтому вместо десяти таблеток я могу ограничиваться двумя». Он уже принял свою утреннюю дозу из 30 таблеток (потом он показал мне обычный пакет с таблетками), в том числе таблетки «для здоровья сердца, здоровья глаз, сексуального здоровья и здоровья мозга».

Я спрашиваю, сколько стоит такой рацион. «Несколько тысяч долларов в год. Но не всем нужно столько препаратов. Здоровому 30-летнему человеку, возможно, достаточно основных пищевых добавок».

Его жена София — психолог, а также дети — 34-летний Итан и 27-летняя Эйми — тоже принимают биодобавки. Не в состоянии доесть не впечатлившую меня скумбрию, я перешла к ягодам. Курцвейл тоже ест мало. Спрашиваю, нравится ли ему еда. «Вообще-то, я люблю всякую еду». Затем он переходит на научный тон: «Дело в том, что эта еда дает меньше калорий».

Интересоваться здоровьем он начал еще в 15-летнем возрасте, когда у его отца Фредрика случился инфаркт. «Он умер, когда мне было 22 года, а ему 58». Курцвейл понял, что может унаследовать от отца предрасположенность к болезням. Когда ему было 30 с небольшим, у него выявили диабет второго типа. Разочаровавшись в традиционных методах лечения, он «подошел к вопросу с позиций изобретателя». И болезнь отступила. «Генетическую предрасположенность можно преодолеть. Принято считать, что предрасположенность определяется на 80% генами и на 20% образом жизни. А если стараться, то предрасположенность будет на 90% зависеть от внешних факторов и образа жизни и лишь на 10% от наследственности», — утверждает он.

Хотя 67-летний Курцвейл лицом молод (он ежедневно пользуется антиоксидантным кремом), он стареет — даже если его «биологический возраст приближается к 50-ти. Но пока он так далеко еще не дошел».

Но все это мелочи по сравнению с главной целью Курцвейла — жить вечно. А это означает быть достаточно здоровым, чтобы дожить до того, что он называет «Мост-2 — когда в результате биотехнологической революции можно будет перепрограммировать унаследованные биологические системы» и «Мост-3» — появление молекулярных нанотехнологий, которые позволят «перестраивать» человеческое тело.

Идея радикального увеличения продолжительности жизни занимает Курцвейла уже не один десяток лет. Сегодня такими научно-фантастическими героическими идеями избавления человечества от смерти занимаются представители технической элиты из Кремниевой долины. Миллиардеры вроде одного из основателей платежной системы PayPal Питера Тиля (Peter Thiel) называют смерть «величайшим врагом». Смерть больше не считается неизбежной — теперь это новейший враг, которого необходимо «уничтожить». Google также создал независимую компанию Calico для борьбы со старением. «Два года назад я обсуждал с руководителем независимых компаний Google проблемы долголетия. В результате появилась Calico, а я у них работаю техническим консультантом».

«Думаю, что каждая смерть — это трагедия. Мы научились мириться с ней, и с жизненным циклом, и так далее. Но у людей есть возможность расширить естественные границы возможного. Тысячу лет назад продолжительность жизни составляла всего 19 лет. В 1800 году она увеличилась до 37 лет. Каждый верит, что жизнь можно продлить. Некоторые придумывают лекарства от болезней, и это оценивается по достоинству. А не просто: “О! Здорово, вот это избавит от смерти”».

Как-то в 2009 году в журнале Newsweek один ученый высказался о Курцвейле с насмешкой, заявив, что тот переживает «самый публичный кризис среднего возраста». «Это нападки, касающиеся личных качеств, а не доводов оппонента. Как раз это я называю “смерт-истской” философией людей, которые почитают смерть», — рассуждает он.

Курцвейл утверждает, что основная ошибка его критиков состоит в том, что они считают прогресс линейным процессом. Вот его главный тезис: «Сущность информационной технологии заключается в том, что она развивается в геометрической прогрессии … 30 шагов при линейном развитии означают только 30. Шаг первый, второй, третий, четвертый, 30-й — значит, вы доходите до 30. А в случае геометрической прогрессии — это будет один, два, четыре, восемь. Шаг 30-й будет означать миллиард».

Если прогресс медицинской науки когда-то мог быть случайным и бессистемным процессом, то сейчас, утверждает он, мы начинаем понимать «программы, управляющие жизнью». Данные, полученные в рамках проекта «Геном человека», позволят обеспечить не поступательное развитие, а развитие в геометрической прогрессии. «В течение следующих 20-25 лет мы сможет победить практически все болезни и остановить старение».

Когда сидишь рядом с Курцвейлом, то он не кажется человеком не в себе. Он с одинаковым добродушием и радостью делает смелые прогнозы и рассуждает о кошках. Он смотрит собеседнику в глаза, и кажется, что он лишен каких-либо сомнений. Мне интересно, как он этого достиг. Курцвейл рассказывает мне, что он рос в семье представителей среднего класса в доме на окраине нью-йоркского Куинса. Отец его был концертирующим пианистом и дирижером, а мать Ханна — художницей.

Изобретателем он стал, во-первых, благодаря книгам Тома Свифта-младшего (Tom Swift Jr), собрание сочинений которого он прочитал в семилетнем возрасте в скаутском лагере. Это собрание стоит у него на книжной полке. Название одной из книг, написанной в 1914 году, звучит как предсказание: «Том Свифт и его фото-телефон». «Обычно у людей с ним были сплошные неприятности, и он прятался в подвале, а потом вылезал оттуда с каким-нибудь новым изобретением, которое спасало ситуацию».

А еще на него повлияла его бабушка Лиллиан Бадер, которая написала книгу воспоминаний «Одной жизни мало» (что звучит актуально для ее внука) о своей жизни в Австрии. Их еврейская семья бежала из страны в 1938 году. В 1953 году, когда Курцвейлу было пять лет, Лиллиан показала ему свою механическую пишущую машинку. «Она произвела на меня огромное впечатление — ведь это была та самая волшебная машина. Можно было взять чистый лист бумаги и превратить его в нечто такое, что выглядело как часть книги. И это был не какой-то там домашний фокус. С техникой — когда видишь, как она работает — все овеяно волшебством».

В старших классах первым его серьезным изобретением была программа для компьютера, позволявшая анализировать сочиненные композиторами мелодии и писать свою музыку в таком же стиле. «С этим синтезатором я победил на всех этих национальных конкурсах. Мне довелось встретиться с президентом Джонсоном, и я демонстрировал этот синтезатор на телешоу “У меня есть секрет”».

В 1970 году он окончил Массачусетский технологический институт и получил специальность в области вычислительной техники и литературы. После этого были и другие изобретения. Слепой певец Стиви Уандер стал первым, у кого появилась изобретенная Курцвейлом система распознавания речи. «Самое большое удовольствие я получил, создав машину распознавания речи для незрячих людей. Я начал над ней работать в 1973 году и постоянно ее усовершенствую. Связанное с изобретательством волнение позволяет оторваться от сухих формул на доске и увидеть приятные изменения, происходящие в жизни людей».

Курцвейл умеет заглядывать в будущее, но он еще и живет под властью прошлого. Он достает диссертацию отца, написанную еще в 1938 году на тему творчества Брамса, и вспоминает концерт из произведений композитора, который отец давал в Вене в 1937 году. Сидевшая в зале богатая дама из Филадельфии настолько расчувствовалась, что сказала Фредрику: «Если вам когда-нибудь что-то понадобится, сообщите мне». В марте 1938 года после аншлюсса она оплатила его переезд в Америку. «Можно сказать, что Брамс спас ему жизнь».

Он по-прежнему очарован своим покойным отцом. «Обычно он был паталогически стеснительным и очень спокойным человеком, но когда он дирижировал, он становился “маэстро”, а потом после концерта было застолье, и все приходили и обращались к нему “маэстро”! А он снимал шляпу и … Он был совершенно потрясающим».

В его доме есть сотни коробок, заполненных отцовскими документами. «Я храню все его письма и даже счета за электричество. Здесь есть и фильмы на 8-миллиметровой пленке, и фотографии, и множество виниловых грампластинок с записями его концертов. И у меня есть грандиозный план создать трехмерную копию своего отца на основе информации, которая могла бы отразить все черты его личности. И люди, которые его помнят, не смогли бы отличить его от настоящего Фредрика Курцвейла. И этот аватар был бы больше похож на моего отца, чем он сам, если бы еще был жив (и ему было бы 102 года).

Понятно, что «копия» отца, которую он хочет создать, была бы весьма необычной — это был бы тот отец, которому было 58. «Да, — соглашается Курцвейл. — Наши с ним отношения стали более близкими и теплыми уже перед его смертью. Когда я был ребенком, он был всегда занят. [Но] когда я был уже подростком, он болел и много времени проводил дома, и мы могли беседовать о музыке и об искусственном интеллекте».

О чем вы хотели бы спросить — я смущаюсь и делаю паузу, прежде чем произнести слово «его»? «Я бы хотел продолжать беседовать с ним о музыке, о связи музыки и жизни, философии и математике».

Он прогнозирует, что к 2029 году компьютеры догонят человека по уровню интеллекта. И продвижение работы по созданию трехмерного воплощения отца будет зависеть оттого, как пойдет работа в компании Google по разработке систем распознавания человеческого языка. Если эта задача будет выполнена, то можно будет вести «диалог с компьютером, его можно будет наделить человеческими чертами и снабдить базой знаний».

Однако в 2012 году профессор психологии Нью-йоркского университета Гэри Маркус (Gary Marcus) в своей статье «Новая темная теория Курцвейла об интеллекте», опубликованная в New Yorker, подверг сомнению способность интеллекта распознавать иерархичность. Кроме того он заявил, что Курцвейл слишком недооценивает психологию человека и его иррациональное поведение».

Работа, которой занимается Курцвейл в Google, направлена на то, чтобы исследовать не только ключевые слова, но и более сложные понятия. В качестве примера он приводит такую ситуацию: «Я познакомился с этой девушкой вчера вечером на вечеринке. Мы всего лишь немного поговорили, но я сразу же почувствовал, что нас с ней что-то связывает. Такое может случиться? Что об этом пишут в книгах по психологии? В конечном счете — а это долгосрочный проект — это будет похоже на то, будто мы спрашиваем человека, изучившего соответствующую литературу, и компьютер грамотно подберет для нас цитаты и обобщит всю информацию».

Искусственный интеллект подвергается нападкам и со стороны инженерно-технических работников — таких, например, как Элон Маск (Elon Musk), который назвал искусственный интеллект «самой серьезной угрозой нашему существованию». Осознавая все опасности, исходящие от ИИ, Курцвейл обеспокоен тем, как неправильно трактуют искусственный интеллект в фильмах, представляя его как опасную и далекую от человека силу — своего рода «вторжение чуждых нам умных машин». Он считает искусственный интеллект инструментом, который позволит миллиардам людей «расширить свои возможности». Этих умных помощников не обязательно будет носить в кармане — их можно будет вживлять внутрь тела и в мозг».

Он особенно оживляется, когда представляет будущее и разработки для создания виртуальной реальности. «У нас будут приборы в Тадж-Махале или на берегу Средиземного моря, и вы сможете почувствовать на своей щеке дуновение теплого влажного ветерка, и это будет очень правдоподобно. Все это должно произойти в ближайшие несколько десятилетий.

Он вспоминает, как в 2001 году участвовал в конференции TED (конференции, в рамках которых проходят лекции по тематике из области: науки, искусства, дизайна, политики, культуры с целью распространения уникальных идей, — прим. перев.). Во время лекции на нем демонстрировались датчики для создания трехмерной копии рок-певицы, в результате чего он превратился в «Рамону». «Мой голос стал звучать, как ее голос. И я пел песню “Белый кролик” [из репертуара Jefferson Airplane]. Считается, что это песня о наркотиках, но наркотики — это лишь одно из средств, меняющих реальность». Курцвейл кладет в рот кусочек черного шоколада и продолжает: «Я превратился совершенно в другого человека — в молодую женщину. Я действительно чувствовал себя очень раскрепощенно. А значит, вполне очевидно, что можно стать кем угодно. Мужчина и женщина могут поменяться образами и ролями».

Не меньшее волнение он испытывает, когда старым добрым методом пишет роман, создавая образ героини, которая без зазрения совести выражает его собственные мысли. «Книга называется “Даниель” (Danielle), и в ней описана жизнь молодой девушки с момента рождения до 22 лет. Сейчас она находится в Замбии. Это мои фантазии о самом себе. И девушка умна не по годам».

Уходя, я прохожу мимо его синтезатора и спрашиваю, играет ли он на нем. «У меня очень узкий репертуар, — признается он. — «Сузившийся до минимума». Ну да, шучу я, если ему доведется жить вечно, он будет как Билл Мюррей (Bill Murray) из «Дня сурка», который, не имея возможности умереть, становится профессиональным пианистом (а еще создает ледяные скульптуры и говорит по-французски). «В мире есть столько всего, где можно было бы применить наш ум. В этом как раз и состоит цель создания искусственного интеллекта — расширить наши возможности».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Рэй Курцвейл: «Сингулярность наступит в 2029 году и сделает людей лучше»: luckyea77 — LiveJournal

Как только человечество выгрузит свое сознание в облако, нам не придется держать в уме лишнюю информацию. Новые области мозга начнут развиваться, люди станут умнее, талантливее и привлекательнее, прогнозирует футуролог и идеолог сингулярности Рэй Курцвейл.

Слияние человека с искусственным интеллектом принесет людям пользу и улучшит качество их жизни, отметил футуролог Рэй Курцвейл во время выступления на фестивале SXSW в Остине. Люди перенесут свое сознание в облако и смогут «разгрузить» мозг. По мнению эксперта, это приведет к увеличению неокортекса — новых областей коры головного мозга, которые у человека отвечают за сенсорное восприятие, осознанное мышление, речь, способность к искусствам и чувство юмора. «Мы станем смешнее, музыкальные, сексуальнее. Мы станем воплощением собственных ценностей», — убежден футуролог.

По его прогнозам, сингулярность наступит в 2029 году. Большинство экспертов считает, что уровень интеллекта машин и человека сравняется не раньше 2045 года — если это произойдет в принципе. Но Курцвейл настроен оптимистично — он уверен, что за слиянием человека с искусственным интеллектом будущее. Люди перестанут мыслить линейно, и это приведет к небывалому прежде прогрессу.

Развитие ИИ, по мнению футуролога, будет двигаться по экспоненте. «Со временем появятся компьютеры, сопоставимые по уму с человеком. Мы будем загружать туда свое мышление, подключать его к облаку и расширять свои возможности. Это не сценарий будущего — это отчасти происходит уже сегодня, и темпы развития только будут нарастать», — цитирует Курцвейла Inverse.

В отличие от предпринимателя Илона Маска и физика Стивена Хокинга, ученый не верит в угрожающий потенциал ИИ. Современные технологии дают людям новые возможности и в будущем этих возможностей станет больше. К примеру, люди смогут вживлять в мозг чипы, которые помогают работать памяти.

Скорое приближение сингулярности также предвидит основатель и генеральный директор SoftBank Масаеси Сон. По его прогнозам, этот момент наступит через 30 лет. Но в отличие от Курцвейла, Сона беспокоит достижение роботами интеллектуального уровня человека. Люди могут остаться без работы, ведь все задачи за них с легкостью будут выполнять машины. Другие эксперты считают, что сингулярность большинство ныне живущих не застанет, так как пока для этого нет достаточных научных предпосылок.

Рэй Курцвейл и мечты о бессмертии — FURFUR

Критика 

Все спорящие с Курцвейлом и не думают ставить ценность жизни (а значит, и её продления) под сомнение. Имеется, однако, один вид критики, действительно бросающий ему вызов. Это пессимизм — представление о бессмысленности не какого-то конкретного действия, а вообще любого действия. В отличие от критики справа или слева, это критика с кладбища. Именно её мы находим (и находим её убедительной) в книге Томаса Лиготти 2010 года «Заговор против человеческой расы». Автор, известный, прежде всего, в качестве создателя утончённых хоррор-рассказов, пишет в этом единственном своём нехудожественном тексте в том числе и о Курцвейле. Общество, с его точки зрения, представляет собой жуткую машину бесконечного воспроизводства страдания, которое, будучи очевидным каждому землянину, тем не менее, не проговаривается, потому что проект Immortality, Inc. внушил всем, что надо поменьше отдыхать и отвлекаться, а вместо этого нужно побыстрее включаться в производственный процесс, обновлять стареющий коллективный организм, рожать ему молодые тела и свежие идеи, потому что иначе он постареет и умрёт. Таким образом объясняется фанатизм, с которым жизнь производит жизнь. Так происходит, потому что производство жизни продолжается всегда под страхом изгнания из коллектива, как то, что ты не можешь не делать.

Пессимистическая позиция прямо противоположна закону усиленной отдачи. Если последний утверждает, что отдача всегда превышает вклад, то пессимизм, наоборот, рассматривает жизнь как дело принципиально убыточное, в котором всегда вкладываешь больше, чем получаешь — получаешь немного, а затрачиваешь всю жизнь и умираешь. Плюс всё великое здание разума в один момент рушится простой случайностью, ошибкой, злой волей и безумием. Завтра Курцвейл может как-то нелепо умереть (так же как нелепо умерли роботы-захватчики в фильме «Война миров»). Или вдруг разочаруется во всём и забьёт. Или сойдёт с ума. Или окажется злым гением. Тема безумия и задних мыслей — и это должно настораживать — практически не раскрыта в книгах главного инженера Google. Пессимизм, в отличие от всех других критик мира, ставит вопрос наиболее радикальным образом: что, если вообще отказаться бороться за то, плюсов в чём, похоже, меньше, чем минусов.

Текст: Сергей Степанищев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *